Женский журнал
WomenMagazine.ruДобавь в закладки!Форум

Как свести с ума друг друга: Чем должна руководствоваться женщина... (2)


Тема: Любовь и секс / Как свести с ума друг друга
   Женщины играют ведущую роль в определении границ сексуальных отношений. Мужчины готовы попробовать почти все в поисках сексуальных ощущений. Спросите любого мужчину, любит ли он, когда его партнерша дает ему больше или меньше орального секса, больше или меньше анального секса, больше или меньше сексуальных вариаций. Потом спросите то же самое у любой женщины. Вы быстро сделаете вывод (как я это делал многие годы), что, как правило, именно женские барьеры вырисовывают рамки сексуальной дозволенности, существующей у пары.

Именно женский энтузиазм в сексуальном удовлетворении определяет, достигнет ли пара самого пика сексуального удовольствия. Хотя мужчина играет физически доминирующую роль, женщина своим откликом на его действия задает основной тон, и чем дольше продолжаются взаимоотношения, тем больше ее чувства в сексе будут влиять на повседневные занятия любовью.

Сдержанна ли она и осторожна? Наслаждается ли она сексом или боится его? Отдаляется ли она сексуально, молча страдая от его знаков внимания? Или смело выставляет напоказ сильную женскую страсть и желание наслаждаться всеми сексуальными удовольствиями, которые может дать сексуальное притяжение между двумя людьми?

Если женщина сексуально образованна, она будет сексуально уверенна, а если она сексуально уверенна, она будет без страха переходить границы своей собственной страсти и своего собственного темпа. Одним из наиболее важных моментов при достижении удачного секса является способность пары кончить, что сексологи называют «брешь в возбуждении».

Как заметил один сексолог: «Особенностью человеческой сексуальности является то, что большинство мужчин легко возбуждается от чисто физических, телесных стимулов, в то время как полная женская ответная реакция зависит скорее от ее душевного отношения к партнеру и ее общей расположенности к нему. Первые признаки возбуждения у мужчины возникают скорее и могут быть вызваны множеством стимулов: видом женских сосков или бедер, а для наших дедушек это могла быть даже лодыжка».

Я нахожу интересным, что современные женщины сексуально возбуждаются почти так же быстро, как и мужчины, и, следовательно, могут достигнуть вершины наслаждения быстрее, чем их менее образованные и уверенные предшественницы. Относительная медлительность, с которой многие женщины сексуально возбуждаются, кажется, больше связана с их умственным отношением к сексу и сексуальными условностями, чем с их физической и эмоциональной способностью наслаждаться «хорошим траханьем».

Исследования Мастерса и Джонсона в области человеческой сексуальности обнаружили зги закономерности. Они детально проанализировали физические изменения, происходящие у обоих партнеров во время полового акта, и что интересно в этих результатах — это не то, насколько мужчины и женщины различаются физически, а то, насколько они похожи.

Теперь давайте взглянем на женские половые органы и на то, что происходит с ними во время сексуального возбуждения и оргазма, и одновременно понаблюдаем, как женщина может обучать своего партнера прикасаться к ней так, как ей это больше всего нравится, и что они оба могут сделать для того, чтобы ее оргазм получился как можно сильнее.

Хотя одна только женская способность вынашивать и рожать детей уже доказала чрезвычайную эластичность вагины, представление о других возможностях женских половых органов было достаточно слабым. Физиологи просто не знали, что происходит дальше в женском теле, а может быть, и не хотели знать. Исторически и морфологически у мужчины всегда существовал некоторый страх перед влагалищем, хотя оно и привлекало его.

Только за последние 25 лет физиологи и врачи начали более или менее разбираться в особенностях функционирования женских половых органов во время полового акта и совсем недавно поняли, что лучше всего использовать эти сведения для расширения возможностей женщины заниматься высокоэффективным сексом и получать от него максимальное удовольствие.

Мы уже говорили о наружных половых органах женщины и определили ее большие и малые половые губы, клитор, уретру и вход во влагалище.

Мне всегда было жаль, что слова, которыми обычно описывают самые вожделенные и самые прекрасные части женского тела, звучат либо грубо и непристойно, либо излишне напыщенно и архаично. «Vulva» — это слово в настоящее время употребляется для обозначения матки, что не совсем точно в его научном смысле. «Cunt» — это старое английское слово для обозначения «лона» (матки) и соотносится с североанглийским словом «kunte». Должно быть, самое романтичное слово в названиях женских половых органов дано цыганами, — «Mindji» или «Minsh». Видимо, цыгане умели заниматься любовью более страстно и нежно, чем это делали римляне или предки современных англичан.

Когда женщина испытывает сексуальное возбуждение, то ее малые половые губы (Labia minora) увеличиваются в объеме втрое и выступают наружу за большие половые губы (Labia majora). Любая женщина может очень быстро заметить эти изменения, когда мастурбирует или занимается любовью перед зеркалом или видеокамерой. При этом малые губы меняют еще и свой цвет, иногда очень сильно и заметно, от розового или розовато-коричневого до светло-красного или цвета спелой вишни.

В самом начале сексуального возбуждения ваш партнер, видимо, будет пытаться скорее начать стимуляцию клитора. Мужчины в наше время знают многое о клиторе, но рассматривают его, к сожалению, как некую кнопку, нажав которую можно сразу же возбудить женщину и вызвать у нее оргазм. И действительно, самое распространенное выражение о клиторе, встречающееся в секс-литературе и жаргонах, это «кнопка любви».

Рода, 24-летняя ассистентка из Сент-Луиса, штат Массачусетс, так описывала свои сексуальные отношения с 23-летним боссом: «Он отвез меня домой и спросил, сидя в машине, может ли подняться ко мне на чашечку кофе. Я ответила отрицательно. Я знала, что моя соседка по дому уже пришла, и будет неловко привести его туда. Кроме того, хотя я и испытывала к нему чувство дружеской привязанности, у меня совсем не было уверенности, что я желаю лечь с ним в постель. Он пытался убедить меня пригласить его войти, но потом, когда понял, что я не собираюсь уступать, сказал: «Хорошо, ну хотя бы поцелуй меня на ночь».

Он очень хорошо поцеловал меня. Потом стал ласкать через вырез платья мои груди, играть сосками. Затем добрался до трусиков, потрогал их и сказал: «Ты вся мокрая». А потом вдруг сдвинул трусики вбок, залез внутрь пальцами и стал ощупывать очень больно и грубо. Я просила его успокоиться, но он не уступал. В конце концов я выбросила его руку из трусиков и оттолкнула его. Он выругался, сказал: «Что с тобой? Ты что, фригидная?»

Да. Обычно мужчины именно так пытаются защитить себя, когда попадают впросак. Я не была фригидна. Вовсе нет. Я была готова заняться с ним любовью, если бы он того захотел. Но он тер мне клитор слишком сильно, это причиняло боль. Я сказала ему, что, так сильно потирая мне клитор, он попросту тормозит возбуждение.

Проблема была в том, что он никак не хотел признать себя неискушенным в сексе. И вместо того чтобы позволить мне показать ему, как это лучше делать, рассердился».

Наш босс был неправ. Рода не была ни лесбиянкой, ни фригидной. Выше мы уже говорили, что «фригидность» не имеет под собой ни физиологического, ни психосексуального основания; обычно это слово используется мужчинами для нападок на женщин, в отношениях с которыми они потерпели неудачу.

Дело в том, что женский клитор богато снабжен нервными окончаниями. Среди этих окончаний имеются также микроскопические структуры, называемые пациниевыми тельцами, которые крайне чувствительно реагируют на малейшее давление. Верхушка клитора (головка) имеет больше нервных окончаний, чем все другие отделы вульвы, и поэтому малейшее прикосновение к ней пальцев мужчины вызывает целый поток нервных импульсов к мозгу женщины.

Но прикосновение к женскому клитору — это не то же самое, что прикосновение к мужскому члену. Реакция женского клитора намного слабее. В то время как мужской член начинает увеличиваться в размерах при малейших признаках возбуждения, аналогичная реакция женского клитора наступает значительно позднее — после того, как начнет увлажняться влагалище. Надавливающие движения на головку женского клитора не рекомендуются как средство стимуляции в начале акта. Любой мужчина, который попытается давить на «кнопку любви» напористо и нетерпеливо, скорее всего добьется той же реакции, что и босс Роды.

Гораздо полезнее, если мужчина большую часть времени уделит поцелуям, стимуляции груди и сосков, ласкам, и только потом перевдет к воздействиям на вульву. Более 80 процентов женщин, с которыми я обсуждал вопросы стимуляции клитора, согласились с этим. Большинство жаловалось:

«У меня такое чувство, будто он выучил учебник по сексу, — и этот учебник говорит лишь одно: что центр женской сексуальной реакции располагается в клиторе. И он принимается давить мне на клитор так, словно это его член; все это только неприятно раздражает».

А вот чего хотели бы опрошенные мною женщины. «Мне больше нравится, когда он не торопясь приближается к области клитора... поглаживает волосы на лобке, играет губами, нежно проникает в них кончиками пальцев. Мне нравятся ласки вокруг входа во влагалище, иногда проскальзывая кончиками пальцев внутрь, как бы случайно, мягко раскрывая мою вагину так, что я потихоньку начинаю чувствовать его пальцы у себя внутри. Мне нравится, когда он гладит губы так мягко и нежно, словно целуя их кончиками пальцев. Я люблю, когда он гладит ствол клитора, вначале медленно и так деликатно, что я едва чувствую его касания... Затем он постепенно усиливает касания, ускоряет движения... раскрывает малые губы и, наконец, сжимает пальцами сам клитор... Я чувствую, как что-то постепенно нарастает внутри меня, словно огромный темный цветок, и это чувство полностью захватывает меня...»

Это описание я составил из ответов 25 женщин на мой вопрос: «Скажите своими собственными словами, какие из касаний вульвы вам больше всего нравятся». Можно заметить, что женщины постоянно используют слова «нежно» и «мягко». Во время полового акта женщины больше всего любят ощущать твердость и силу мужского члена, его мощные толчки в глубине своего тела; но первые интимные ласки должны, наоборот, отличаться мягкостью и нежностью, — именно этим достигается возбуждение женщины.

Мэгги, 39-летняя официантка из Саут-Бенд, штат Индиана, рассказала мне: «Я предпочитаю мягкие касания грубым. Грубые касания только затормаживают и выключают меня. Не буду отрицать, что мне иногда нравится, когда мужчина грубо берет меня, срывает с меня белье и трахает чуть ли не в дверях... но обычно это относится к мужчинам, которых я уже хорошо знаю; мужчины, которые вели бы так себя все время, мне вряд ли понравились бы. Мягкие касания вовсе не говорят о слабости мужчины; он сильно держит вас в руках, но мягко касается.

Я люблю, когда мужчина не старается сразу же сорвать с меня трусики, скользит у меня между ног руками, гладит мое тело. Мне нравится, когда он заводит меня еще до того, как разденет. Затем только он может уже раздеть меня всю и обнажить вульву. Я люблю, когда он полной ладонью берет меня за промежность, удерживает снизу, словно персик в руках, и мягко погружает внутрь вагины свой средний палец так, что постепенно начинают раскрываться губы. Мужчина может делать это со мной всю ночь, и я не буду жаловаться.

Иногда член внутри меня кажется мне настоящим несчастьем, но я контролирую себя, потому что очень люблю, как он входит и погружается во влагалище. Я люблю, когда мужчина скользит пальцами внутри меня, не касаясь клитора. Я люблю чувствовать, как он как бы исследует меня. Мне нравится сознавать, что он хочет исследовать меня. Мне нравится, когда мужчина погружает один палец в мою вагину, а остальными охватывает ее снаружи. Я очень люблю это ощущение... особенно когда он массирует меня изнутри, через тонкую, влажную кожицу... и мягко как бы растягивает ее... особенно, если он делает это в ритме босса-новы (смеется)...»

«Меня похитил мускулистый татарин»

   «...Многие мужчины думают, будто все женщины мечтают, чтобы их изнасиловали... ну, знаете, взяли силой. Женщина может представлять себе в фантазии такие сцены. Я смотрела кинофильм про Чингисхана, и потом у меня были эротические фантазии, как огромный и страшный мускулистый татарин сажает меня сзади себя на лошадь, привязав руки к себе на талию. И пока мы едем, я начинаю массировать его огромный мускулистый член в кожаных штанах; яички раздвинуты в стороны, я могу проскользнуть в его штаны и свободно массировать их и член. Он вынимает из штанов свой огромный разгоряченный пенис величиной со ступню, с огромными, набухшими от крови венами и гигантской красной головкой, сладко пахнущей кожей. Пока мы едем, на ходу, я сажусь к нему на член. Он такой огромный, что я не выдерживаю и кричу. Мы скачем по равнинам во весь опор, и его член входит в меня и выходит под ритм галопа. Я непрерывно кончаю, раз за разом, и уже кричу ему, чтобы он остановился, потому что не могу больше, но он не слушает...

Мне кажется, что это — очень сексуальная фантазия, и я представляла ее каждую ночь, добавляя все больше и больше подробностей. Представьте, даже запах чувствовала.

Но это просто фантазия, подобно рассказу из журнала или историческому роману. В действительности я бы не хотела, чтобы такое со мной случилось, мне это вовсе не нравится, я не хочу трахаться ни с какими татарами.

Я лишь пытаюсь сказать, что женщины хотят мужественности, под которой я лично понимаю решительность, напор и умение ухаживать за женщиной. Они хотят иметь умелого и опытного партнера, парня, который всегда знает, что делать. Как в известной песне Pointer Sisters о медлительном мужчине. Вот что нужно женщинам.

Я уважаю мужской член. Когда я дотронулась до мужского члена в первый раз, я не схватилась за него, как за руль автомобиля. Я взяла его твердо, но нежно, так, как мужчинам это нравится, и водила по нему рукой вверх и вниз так, как они это любят. Когда мужчина впервые дотронулся до моих половых губ, я ожидала, что он будет обращаться с ними так же бережно. Но я не перестаю удивляться тому, что многие мужчины до сих пор, кажется, не знают, что женские половые органы — это не дырка для того, чтобы они могли впихнуть туда свой член. Невежественность не оправдание для них. Существует масса журналов для мужчин, в которых показано абсолютно все: губы, клитор, вход во влагалище, задний проход, и все остальное. Когда они встречают реальную женщину, они думают, что все, что они должны с ней сделать, так это, не теряя попусту времени, войти в нее своим членом. Когда же мужчины научатся быть нежными, когда прикасаются к женщинам?»

Сексуальное воображение обоих полов — это театр высокоэротичных представлений, поэтому если мы можем сами возбудить себя, предаваясь воображению, это не обязательно означает, что мы хотим на самом деле воплотить фантазии в реальность.

Сексуальные фантазии играют значительную роль в нашем возбуждении и придают нашим эротическим требованиям форму и окраску. Но зрелый и воспитанный любовник знает, что фантазия есть фантазия, и что женщина, которая возбуждается, читая о грубом изнасиловании, будет травмирована таким экспериментом. Он должен прикасаться и стимулировать женщину так же нежно и умело, как она делает это, но в то же время прибегая к сильным движениям тела и крепким объятиям. Это даст ей впечатление физической силы и сексуального превосходства.

Вера, 24-летний дизайнер из Атланты, штат Джорджия, имела одни и те же фантазии на протяжении 6—7 месяцев после того, как вышла замуж за Брэдли, 32 лет. Брэдли был пилотом, следовательно, 2—3 ночи в неделю она проводила в одиночестве.

«Я начала фантазировать о лесбийской любви. Я думаю, частично это началось с того времени, когда я училась в колледже. Когда мне было 15 лет, я потеряла голову от одной учительницы. У нее были черные волосы, которые она собирала в тугой пучок, славянский тип лица и огромная грудь. И еще она была очень строгой. Я, бывало, представляла себе, как забираюсь под душ вместе с ней и ласкаю ее груди. Это очень сильно возбуждало меня. Конечно, этого никогда не происходило. Эта учительница была замужем за профессором химии, и я не думаю, чтобы она обращала внимание на нас, глупых девчонок-подростков.

Но в те ночи, когда Брэдли не было, я начинала фантазировать о лесбийской связи с женщиной, похожей на ту мою учительницу. Я представляла себе очень властную, красивую женщину с черным хлыстом. Если я не подчинялась без промедления каждому ее слову, она щелкала меня хлыстом. Она заставляла целовать ей груди и соски. Потом садилась на мою грудь и заставляла меня заняться с ней оральным сексом, открыв свою вагину пальцами и придвинув ее к моему рту так, что я почти задыхалась. Если я долго не могла довести ее до оргазма, она еще несколько раз ударяла меня хлыстом. Когда она, наконец, кончала, то терлась своим мокрым влагалищем по всему моему лицу.

Я, бывало, мастурбировала, фантазируя, и всегда достигала оргазма. Но, конечно же, я не удовлетворялась от этого так же хорошо, как с Брэдли. Я думаю, можно удовлетвориться, мастурбируя, но Брэдли был очень хорошим любовником. В конце концов я начала беспокоиться из-за этой фантазии. Я не думала, что я мазохистка, я действительно знала, что я не лесбиянка. Мне просто нравятся другие женщины, но они меня не возбуждают.

Вероятно, я собрала все свое мужество, чтобы рассказать Брэдли, о чем я фантазирую. Я боялась, что он неправильно это истолкует и подумает, будто я пытаюсь найти способ сообщить о своих лесбийских наклонностях, но он выслушал меня очень спокойно и с сочувствием, затем покачал головой и засмеялся. Он сказал, что вдали от меня тоже все время фантазирует и что его фантазии вполне похожи на мои. Он фантазирует, что должен прислуживать за столом совершенно голый, в то время как женщины в очень сексуальных нарядах заказывают еду и требуют налить вина. Иногда они набирают полный рот вина и настаивают на том, чтобы выплеснуть его на член Брэдли.

Мы обо всем поговорили. Нам обоим было ясно, что я не интересуюсь женщинами и на самом деле не хочу, чтобы мне затолкали в зад хлыст. А Брэдли в действительности не заводится от прислуживания за столом двадцати полуголым женщинам. Но мы обменялись своими фантазиями, и это было прекрасно. После этого мы занялись любовью еще более страстно, чем раньше.

Не всегда легко рассказать человеку, которого ты любишь и уважаешь, о своих самых грязных фантазиях... но это следует сделать.

Из этого опыта я поняла, что секс — это сопереживание. Я и теперь так считаю. А почему бы и нет?»

продолжение следует...

КАК СВЕСТИ С УМА ДРУГ ДРУГА
Грехем Мастертон

Оценить эту статью:          

 
Женский журнал



Copyright © 2004-2016 WomenMagazine.ru, Связаться с нами.
размещение рекламы в интернете