Женский журнал
WomenMagazine.ruДобавь в закладки!Форум

Маленькая


Тема: Истории
   Первый раз она посмотрела на него, когда он забежал в бухгалтерию и стал что-то выяснять. До этого он все время пробегал весь занятый и деловой. Она тоже всегда сидела, уткнувшись в бумаги и названивая по телефону. Работа спасала от мыслей, тяжелых, трудных, это была возможность забыться. А этот мальчишка, которому на первый взгляд не больше 25 лет, иногда отвлекал ее внимание. Иногда в голове вертелся вопрос "Он женат?", но эти дурацкие мысли она гнала из своей замученной головы, старалась не обращать внимание ни на кого, а уж про светлоголового мальчишку думать вообще было запрещено, она даже не спрашивала у девчонок, как его зовут.

В тот день в бухгалтерии  из-за какого то пустяка разразился скандал. Она слышала, как он возмущался и кричал. "Боже мой, какой он не сдержанный, просто сумасшедший!", возмущенно подумала она,  но по спине побежали мурашки. "Нет, Таня. Нет, Только не это. Ты взрослая женщина, у тебя сын, тебе нужна работа, забота о ребенке, и, может быть, если в этой жизни тебе повезет, то встретится настоящий мужчина и отец твоему сыну, а этот флирт - просто ненужная головная боль".

 Теперь она знала, что его зовут Миша. Через неделю она знала о нем все. Нет, совсем не старалась узнать, но на работе все вечно о ком-то сплетничали. В 17 лет был женат, женился на  девушке, потому что  была беременна. Но ничего не получилось. Развелись. Самое страшное -   оказалось, что ему всего 21 год. Таня стала замечать его интерес к себе. Они почему-то стали постоянно сталкиваться по дороге домой, на работе Миша постоянно появлялся у них в кабинете. Она испугалась, ее тянуло к нему, становилось почему-то страшно. Она старалась избегать его. Кто-то пошутил: "Таня, а Миша-то тобой увлекся!", "Спасибо, но я не могу его усыновить,  в жизни мне нужен настоящий мужчина, а сын у меня уже есть".

В один из вечеров они, как всегда, столкнулись по дороге домой, "случайно". Разговорились, он проводил ее.

- Почему ты развелась?- спросил Миша, прервав ее рассказ ни о чем. Она задумалась. Объяснять слишком сложно, да и зачем.

- Просто не смогла больше так  жить, - и опять заговорила о чем-то, улыбаясь своей дежурной улыбкой. Что скрывалось за ней - никто не мог догадаться.

Она не могла понять его интерес к ней, ведь между ними 9 лет - это вечность. И потом, ее жизнь в браке оставила на всей душе клейма, нестираемые, постоянно саднящие. Зачем ему такая? Развлечься? Но ведь на работе есть молоденькие журналистки, а в университете - и того больше.

И она сказала: "До свидания. Я не хочу тебе ничего объяснять и не люблю обижать".

На следующий день на работе она получила стихи:

Так легко случайный взгляд
Брошен.
Вопрос личный невпопад -
Сложен.
Правда прячется за смех
Ловкий.
Первый шаг, как первый грех,
Робкий.

Так легко жизнями жить
Разными.
Расставаниям не быть
Частыми,
Встречам тоже не бывать
Жданными,
Чувствам искренним же стать
Странными.

Таня десять раз прочитала. В голове роились разнее мысли. Одна не давала покоя: "Может, он всеже что к ней испытывает, а она! Нет, нужно объяснить, что сердце у нее полумертвое, а счастье - это призрак, за которым не угнаться. И, может быть, ее покой - это одиночество, и потом: его возраст". Но в тот день Мишу она больше не увидела.

На следующий день он подошел и сказал:

- Если ты меня подождешь минут десять, я провожу тебя.

И они пошли в кафе. Он был с ней очень осторожен, как будто боялся словом ранить ее бедное сердце.

- Я хочу сделать тебе сюрприз, - сказал Миша, подавая ей куртку.

- Сюрприз? - у Тани по коже пробежались мурашки.

"Какой приятный сюрприз могут сделать мужчины?" - она не могла себе даже предположить, но согласилась. В такси попыталась упросить Михаила хоть намекнуть, но тот лукаво улыбался и не выдавал цель их поездки.

- Маленькая, не напрягайся так, тебе понравится, я обещаю. Доверься мне, - сказал он, взяв ее руки в свои.

- Вот и приехали, - сказал шофер.

- Подъедьте через 2 часа, заберите нас - попросил Миша, расплачиваясь.

Таня вышла из машины и увидела каток.

- Я же не умею кататься, - в ужасе произнесла она. - Я не видела в глаза ни настоящий каток, ни коньков, я не пойду на него, я переломаю себе все! Миша, ну пожалуйста, не будем рисковать.

- Доверься, со мной ты в полной безопасности - он взял ее за руку и повел примерять коньки.

Это действительно было чудесно. Через полчаса Таня даже перестала думать, что упадет - в его сильных руках это было невозможно. Они подъехали к бордюру, он обнял ее и поцеловал. Она неловко ответила, и уткнулась в его плечо.

- Что ты делаешь, Мишка! Мне 30 лет, у меня 9-летний сын, безумный брак, еще худший развод. Зачем тебе все это? - спросила Таня, посмотрев на него своими большими глазами, полными боли.

- Я никогда не сделаю тебе больно. Я люблю тебя и все, что связано с тобой. И следующий раз мы приедем сюда с твоим сыном, - сказал он, крепко ее обняв.

Но в душе у нее было столько боли и страхов! Разве могла она поверить в происходящее? Нет! Но... очень, очень хотела.

Потом они сидели в кафе, ели пиццу, пили кофе. Он рассказывал о том, как семь лет ходил на фигурное катание. А Таня внимательно смотрела на него Разве между нами что-то возможно? - думала она. Ему всего 21, он - мальчишка, я для него взрослая женщина. Неужели, просто развлечение? Может, ему скучно, вот и решил развеяться? Школа, коньки   - как давно это было, - печально улыбнулась Татьяна. Нет, нужно домой. Провела чудесно вечер, и все. Пусть на этом закончится. Точка. Сели в такси.

- Я не хочу с тобой сегодня расставаться, - сказал Миша. Куда угодно, только не домой. Хочешь - в гостиницу, просто телевизор, фрукты, пирожные. Ну, пожалуйста!

- Нет-нет, только домой. Давай встретимся завтра! - у нее защемило сердце. Ей хотелось сбежать - как-то все быстро развивалось. Ну, как это - "люблю" с первой встречи? Не хочу расставаться? Да, в этот момент кто-то сказал бы: "Где мои 17 лет!". А она пыталась спрятаться от всего - от любви, от боли, от страха в свое одиночество. Но это был ее покой, который придавал ей уверенность и веру только в свои силы.

- Хорошо, - Миша повернулся  к водителю, - возьмите. Он протянул деньги - этого хватит на несколько часов, везите куда угодно, только не останавливайтесь.

- Ты с ума сошел! - Таня была в ужасе. - Прошу Вас, не слушайте его, мне нужно домой.

- Я слушаю того, кто платит, - ответил таксист.

Миша обнял, прижал к себе эту испуганную взрослую молодую женщину.

- Помни, я никогда не причиню тебе боли, я отогрею тебя, со мной тебе никогда не нужно будет бояться. И целовал ее, целовал, целовал.

Под утро она вернулась домой, поставила в вазочку лилии. Никто не дарил ей лилий. Никогда.

Легла спать.

Расставаясь, Миша ей сказал:

- Завтра буду целый день на работе ждать твоего звонка.

- Может быть, вечером, не знаю. Может завтра, - ответила она.

Просыпалась она, как ей казалось, каждый час. И каждый час с новой мыслью. "Он не такой, он сумасшедший. Все. Через неделю посмотрим, забудь!", "Хорошо, вечером позвоню", "Нет, позвоню днем".

В 10 утра она проснулась окончательно. Схватила трубку. Набрала номер. "Сумасшедшая!" - промелькнуло в голове

- Миш!

- Да, любимая! Доброе утро!

И все, сердце екнуло. "Любимая!" - неужели это происходит с ней?

Они говорили, говорили, как будто ночи им было мало.

- Где сын?

- У бабушки, на выходные внуки к ней слетаются.

- Может, в кино сходим

- Хорошо.

Они целовались в кино как школьники. После фильма он предложил:

- Пошли в гостиницу? Всю ночь будем смотреть фильмы.

"Будет, что будет", - она уже не с таким страхом вверяла ему свою руку.

Номер был люкс, просто сказочный.

- Как насчет ванны? - спросил Миша. - C пеной?

- Было бы здорово!

- Представляешь, здесь нет пены, - раздался его голос из ванной комнаты.

- Если ты поскучаешь, смотря "Красотку" минут 20, я быстро вернусь.

Таня удобно разместилась на кровати и, смотря фильм, думала, а не ошибается ли она? Кто он в ее жизни? Счастье или беда? Что угодно, только не новая боль! Я не вынесу больше разочарований. Тогда, может быть, сегодня и все? А потом - все забыть, как сон?

Он действительно вернулся быстро. Лилии, клубника, бананы. И пока она, лежа в кровати, ела фрукты, Мишка сделал ей ванну с пенной. Потом она нежилась в огромной ванне. Все было прекрасно.

- Я хочу тебя всю, и тело и сердце. Я хочу, чтоб ты вся была моей, - сказал он ей, обнимая в кровати. Потом он нежно поцеловал ее и прижал к себе.

- Хорошо, - сказала Таня, тогда с тебя массаж. И она еще полчаса блаженствовала под Мишкиными сильными руками. "Мое сердце? Ну, уж нет, это слишком опасно, в такие руки я могу отдать свое тело, во всяком случае, попробовать, но сердце - мальчишке? Нет, нет, и нет!"

Она развернулась. Обняла его. Но в ту ночь действительно был просто секс. И каждый это почувствовал. Утром было как-то не себе, он был все еще чужим мужчиной в ее жизни.

В подельник на работе ей казалось, что у нее на лице все написано, и оно горит  красным пламенем. Они пытались сделать вид, что между ними ничего нет. "Все. Мне нужно подумать до следующих выходных". 

В 11 часов вечера раздался звонок:

- Я освободился, мне так хочется тебя увидеть. А ты?

- Я очень, очень  хочу, но... - вырвалось у Тани.

- Ничего не говори, я через полчаса буду.

Когда он пришел, она, как девчонка, не знала как себя вести. Это была неделя страстных ночей, ночей любви, в комнате, наполненной запахами лилий и роз. В тумбочке своего стола на работе она находила коробку "Рафаэлло", пену для ванны, всякую всячину и стихи:

Ты со мной...

Кругом все, словно сговорились,
Окружают меня тобой.
И теперь, что бы ни случилось,
Ты со мной, ты со мной, ты со мной...

Ночью звезды мне путь освещают,
Словно я какой-то святой,
И напомнить мне не забывают:
Ты со мной, ты со мной, ты со мной.

Шепчет ветер мне тихо, но честно,
Донося каждый зов нежный твой:
"Ждет тебя под венцом невеста."
Ты со мной, ты со мной, ты со мной...

Но спешить я теперь не буду,
В этой жизни нашел я путь свой.
Так хочу я поверить чуду:
Ты со мной, ты со мной, ты со мной!

Все было хорошо, пока сын в одно прекрасное утро не проснулся раньше обычного, а Миша не успел уйти.

- Мам, - увидев чужого, он остановился.

Таня растерялась.

- Привет, как дела? - не растерялся Миша. Быстро встал.

- Ну, я на кухню делать завтрак, а вы одевайтесь.

Вот так и началась их  семейная жизнь. Они пошли в кино и в бассейн уже втроем. Правда, после бассейна Таня умудрилась заболеть. Но приятнее всего была процедура "иглоукалывания" по утрам и вечерам, проделываемая Мишкой. Вечером маме взбивали пену в ванне Мишка и сын. Пока Таня принимала ванну, они на пару играли в компьютер или вели мужские разговоры, как делать детей и кто такие "голубые".

Она растворилась в нем. Это была не любовь, нет. Любовь - это меньшее из всего, что она могла чувствовать к нему. Он стал всем, а она стала просто женщиной. Слабой, маленькой, любимой, утонувшей в его объятьях, забывшей, что такое боль и страх, что такое проблемы - они сразу превращались в ничто. Сын повторял выражения, слова за ним. Она смотрела, как они вечером отжимаются и дерутся в перчатках, сердце замирало от счастья. "Как хорошо, что на свете есть ты, Мишка. Значит, все будет хорошо."

Мир перевернулся. И она, наконец, поняла, как ей повезло - она проживет жизнь, не просто прожигая ее, а по-настоящему живя и радуясь каждой минуте.

Как-то, обнимая сидевшую у него на коленях Таню, Миша, окинув  критичным взором  кухню, сказал:

- Маленькая, когда я буду выкидывать эту рухлядь, надеюсь, ты не будешь ругаться?

- Конечно, нет. Если мы впоследствии не будем ужинать по-турецки и спать на полу, - улыбнулась Таня. - Просто я боюсь перемен в жизни, вот и цепляюсь за старое.

- И за эту квартиру? Почему бы нам не переехать от призраков прошлого подальше?

- Миша, вам еще не надоело целоваться с мамой? Меня очень интересует вопрос - когда же, наконец, вы поженитесь? - спросил залетевшей за бананами на кухню сын.

Миша почувствовал, как Таня вся сжалась в комок. Она старалась не думать об этом, сын застал ее врасплох. Снова брак? Еще раз? Она боялась. Как будто печать в паспорте могла придать уверенности в будущем. Но она понимала, сколько бы она не думала, все решит время.

- Думаю, что когда я сделаю твоей маме предложение, она не сможет от него отказаться, - ответил Миша, крепко прижав к себе любимую.

Время летело. Когда все счастливы, время просто несется, и не замечаешь, как за зимой прошла весна и наступило лето.

- Маленькая, я соскучился, - позвонил Миша, как-то задержавшись на работе. - Ждите меня через полчаса. И я очень голодный.

Услышав звук открываемой двери, Таня с сыном бросились навстречу. Миша зашел с огромным букетом роз.

- Я люблю тебя, - поцеловав ее, сказал Миша. - И тебя, - он обнял ее сына. Я прошу тебя стать моей женой, а тебя - сыном. Если вы согласны, то в субботу мы переезжаем в новую квартиру, а в воскресенье распишемся.

Таня растеряно улыбалась.

- Мам, ты же знаешь, когда Миша спрашивает, он уже наверняка знает ответ. Миш, так что, мне уже идти собирать вещи?

- А у меня есть другой вход? - Таня уткнулась в родное плечо.

- Любимая моя, конечно, нет. Это предложение, от которого ты не можешь отказаться, - и он подхватил ее на руки.

А потом они поехали на море. Они сидели на берегу, в море плескался их сын. Миша обнял свою "маленькую".

- Завтра у тебя день рождения. Я бы подарил тебе весь мир! - он прижал ее к себе и поцеловал.

- Ты же знаешь, ты подарил больше. Ты, только ты смог сделать меня, нет - нас с сыном счастливыми. Что еще можно подарить счастливой, самой счастливой женщине в мире? Все, что можно купить, я знаю - ты можешь, но это все не то. Сейчас для меня главное, что мы нашли друг друга и теперь вместе, втроем.

Таня уткнулась в родное плечо. Она вспомнила как однажды, стирая дома (Мишка как всегда был на работе), из-за поломанной стиральной машинки затопила все вокруг. И когда он позвонил узнать как дела, она пожаловалась, что уже руки отваливаются  собирать воду. Через час он ей перезвонил.

- Маленькая моя, я купил стиралку-автомат. Не может же моя жена так мучиться. Я люблю тебя, я соскучился. Целую.

Да, пройдя сквозь столько страхов и потерь, она была по-настоящему счастлива. Хотя не совсем - ей очень хотелось еще кое-что. Ночью Мишка, как всегда, начал целовать ее и сжимать в своих объятьях с такой страстью, что ей казалось, что она могла восстать из пепла.

- Я хочу от тебя дочку, я хочу подарить тебе дочку, я хочу, чтобы ты подарила мне дочку, - шептал он ей на ухо, когда она стонала от наслаждения.

Да, это было ее самое огромное желание - подарить Мишке ребенка, иметь от него маленькую дочурку!

- Я люблю тебя, моя маленькая, моя настоящая женщина, любимая, единственная.

И никто и ничто на свете не могло бы переубедить Таню, что забеременела она именно в ту ночь. Она улыбалась от счастья, держа огромный букет роз и смотрела, как папа Миша опасливо держал свою маленькую дочурку. 

- Лучше бы, конечно, вместо Инки родили брата. Не имею понятия, во что с ней можно играть, - сказал сын.

- Так что, любимая? Cын желает братика, как ты на это смотришь? - лукаво улыбнулся Миша.

Татьяна Снег

Оценить эту статью:          

 
Женский журнал



Copyright © 2004-2016 WomenMagazine.ru, Связаться с нами.
размещение рекламы в интернете