Женский журнал
WomenMagazine.ruДобавь в закладки!Форум

Каждому свое: Каждому свое


Тема: Истории / Каждому свое
Любовницы и жены

Глава первая. Любовницы и жены.

"Говорят, каждые пять лет нужно менять работу, каждые семь лет жилье и каждые десять - супругу", - лениво думал Константин, искоса поглядывая на сидевшую с ним рядом в лимузине ослепительно красивую юную девушку. Звали ее Кларой (хотя Константин подозревал, что на самом деле имя звучит попроще), была она начинающей, но очень успешной топ-моделью и познакомилась с Константином на какой-то тусовке три месяца тому назад.

Константин усмехнулся своим мыслям. Работа у него менялась как бы сама по себе: от комсомольского функционера он плавно перешел в партийные, а там все так закувыркалось, что только успевай поворачиваться. Сначала, конечно, работал "на грани фола", рискуя не только свободой, но и жизнью: убить могли и конкуренты в зарождавшемся компьютерном бизнесе и "свои". Потом все более или менее наладилось, вместо полуподпольной шарашки образовалась вполне даже сонная фирма, приносившая неплохой доход и устоявшая даже во время присноизвестного дефолта. Потом к фирме присоединился небольшой, но собственный банк…

И с жильем дело обстояло примерно так же, то есть менять его приходилось просто из-за того, что менялся статус. Из двухкомнатной квартиры в обычном доме - в трехкомнатную в "цековском", оттуда - в апартаменты с евроремонтом в центре столицы, теперь вот - вилла в суперпрестижном коттеджном поселке в десяти километрах от Москвы. Забор по периметру, охрана, видеокамеры, все, как положено. Так что два пункта программы из трех выполнялись неукоснительно. А вот третий…

Константин женился на Зое, когда перешел работать в горком КПСС, разведясь с прежней супругой, как он говорил, "ошибкой молодости". "Ошибка" была хорошенькой, в постели - заводной и забавной, но вне ее представляла из себя абсолютный ноль. Говорить с ней было не о чем, слушать ее - мука мученическая, хорошо хоть детей не появилось по каким-то там медицинским причинам. Иногда Константин вспоминал ее - когда случайно оказывался возле включенного телевизора и попадал на рекламный ролик с болтливой идиоткой, от юбки которой заходился весь ресторан.

Зоя же работала там же в горкоме референтом, была хороша неброской, тщательно ухоженной красотой, шатенкой с синими глазами и великолепной кожей, в меру разговорчива и к месту молчалива. Контраст с "ошибкой" был настолько разителен, что Константин не мог устоять и после быстрого, но шумно-скандального развода женился второй раз и до последнего времени ни разу об этом не пожалел.

За двенадцать лет брака Зоя родила ему дочку Алину, ушла с работы буквально накануне развала системы и стала почти образцовой женой, матерью и хозяйкой дома. Любовницей она была, с точки зрения Константина, средненькой, но это компенсировалось его многочисленными мимолетными связями на стороне, о которых Зоя даже и не подозревала, поскольку сама "налево" никогда не заглядывалась.

Конечно двенадцать лет есть двенадцать лет, и не сказаться на внешности Зои они не могли. Фигура стала пышнее, черты лица слегка расплылись, но поскольку следила она за собой по-прежнему неукоснительно, а возможностей у нее для этого было все больше и больше, то стесняться своей жены, как многим "новым русским", Константину не приходилось. Аэробика, фитнесс, массажи, бассейн, салоны красоты и самые лучшие парикмахеры не могли, конечно, вернуть молодость, но из заурядно-миловидной женщины сделали красавицу, с которой можно было появиться в любом обществе. Так и было, пока в жизни Константина не появилась Клара…

Не заметить эту тонкую и гибкую, как хлыст, зеленоглазую, с копной бронзовых волос девушку, было просто невозможно. Естественно, вокруг нее толпились почитатели, обожатели и потенциальные содержатели, и хотя Константин не любил такие штуки, пришлось и ему влиться в этот не слишком тесный круг. Почему Клара выделила из всех именно его - он до сих пор так и не понял, у многих поклонников Клары денег было не меньше, а вот лет - наоборот. Но что случилось, то случилось: обменялись парой ничего не значащих фраз, глянули друг другу в глаза и, как говорится, "внезапно искра пробежала"…

…Сразу с той тусовки они отправились в гостиницу и почти сутки не вылезали из койки. Зое Константин сообщил по телефону, что важные переговоры за городом буквально не оставляют ему времени даже на перекур. Жена поверила, тем более, что такие переговоры действительно время от времени случались. Стоили эти сутки Константину кольца с бриллиантом и норковой шубки, а также душевного покоя. Мысль о том, что было бы неплохо жениться на Кларе как-то сразу пришла ему в голову и уже не уходила оттуда.

Но тут его ожидало небольшое разочарование: Клара замуж не рвалась вообще, ни за него, ни за кого бы то ни было еще.

-Я не готова к супружеству, - объяснила она ему в ответ на слегка завуалированное предложение руки и сердца. - Во-первых, мне только двадцать лет, в таком возрасте глупо ограничиваться одним мужчиной на всю оставшуюся жизнь.

Константин поперхнулся изысканно приготовленным ягненком и хотел уже поставить на место зарвавшуюся нахалку, но та продолжила самым нежным голоском, да еще ручку положила на рукав его пиджака от Армани:

-Я же не отказываюсь быть твоей любовницей, котик. И изменять тебе пока не собираюсь, не волнуйся. Но я хочу быть свободной женщиной, а не чьей-то собственностью. И не хмурься, пожалуйста, я к этому пришла такой нелегкой дорогой и заплатила за свою свободу такую цену, что теперь мне не очень-то хочется с ней расставаться.

-Свобода в однокомнатной квартире в панельной хрущобе? С "Жигуленком" пятой модели? Не смеши меня, я же тебе предлагаю богатство…

-Ну и прекрасно, я же не против того, чтобы ты облегчил и украсил мою жизнь. Но зачем табуретки-то ломать? Развод, раздел имущества, алименты, встречи с ребенком… У тебя мальчик или девочка, кстати? Ах, да, вспомнила, девочка. Так ты еще захочешь от меня детей, а это - крест на карьере.

-Карьера, карьера, - проворчал Константин, немного приходя в себя. - Ну, попрыгаешь ты по подиуму еще лет пять, покрутишься перед объективами. А потом куда? В твоей профессии на пенсию не выходят, вылетают из обоймы лет за тридцать до нее.

Глаза у Клары сузились, что не предвещало ничего хорошего, да и стоило обычно недешево. Как правило, Константин предпочитал ее не злить, но иногда - срывался.

-Там видно будет. Может быть, куплю себе модельное агентство.

-Ты?

-Ну, мне купят. Пока я молода и красива, нужно пользоваться.

-Куплю я тебе модельное агентство, успокойся. Хочешь, сейчас поедем и купим?

-Спасибо, котик, пока я не готова руководить. Купи мне лучше платьице, я тут в одном бутике видела - умереть не встать. И не дорого - всего семь штук…

Так он и думал. Действительно, сравнительно с модельным агентством - копейки.

В общем, разговор тот ни к чему не привел, только убедил Константина, что далеко не все женщины рвутся замуж любой ценой. Клара, во всяком случае, была исключением. В глубине души он даже порадовался тогда, что девушка оказалась такой благоразумной и на слове его не поймала. Действительно - развод, суд, разъезд… Да и Зоя этого не заслужила и как жена его вполне устраивала. Но и отказываться от Клары в качестве любовницы он не собирался: уж очень хороша была девушка.

Незаметно для себя, он втянулся в роль богатого покровителя: купил небольшую, но элегантную квартиру, точнее, пентхаус в одной из новомодных новостроек. Клара поблагодарила его очень даже восторженно, но ключи от своего нового жилища не дала, как не давала от прежней квартирки. Он и это стерпел. Более того, купил ей маленькую современную машинку, японскую, но очень навороченную, которая стоила не меньше респектабельного "БМВ". Эффект был тот же: бурная благодарность и… все.

В общем, когда Константин наконец понял, что жить без Клары не может, он уже был на таком крепком кукане у этой хрупкой большеглазой девушки, что сорваться даже и не помышлял, а с Зоей считался все меньше и меньше, втихомолку презирая ее за то, что она, как слепая курица, верит всем его сказкам и отговоркам и не видит того, о чем уже вовсю судачили не только в Москве, но и в Санкт-Петербурге, куда он частенько наведывался по делам. И, как правило, в обществе Клары, которая обожала комфортабельные купе в спальных вагонов, элегантную роскошь отелей северной столицы и те изысканные развлечения, которые мог предоставить ей город на Неве. Плюс завязывала свои полезные знакомства, не всегда даже ставя о них в известность своего любовника и покровителя.

Константин еще раз покосился на тонкий профиль Клары, которая любовалась видами из окна лимузина, и удовлетворенно вздохнул. Что ж, жену можно и не менять, все и так прекрасно: бизнес процветает, конкуренты сидят тихо, даже со своим почти криминальным периодом жизни ему удалось почти безболезненно развязаться.

Да-да, было в его биографии и такое, когда знающие люди его иначе, как Костя-Гроб и не называли. Объяснялось это тем, что тогдашняя его команда была скорее хорошо организованной бандой, которая вела дела крайне жестко, с оппонентами не церемонилась и единственным методом решения проблем считала гроб для конкурента. Отсюда и малопривлекательная кличка, которую получил главарь-начальник, но она теперь вспоминалась все реже и реже, разве что какой-нибудь пронырливый журналист решит покопаться в прошлом и вытащить на свет что-то "жареное". Но и таких смельчаков становилось все меньше, поскольку практически после каждой публикации ее автор оказывался либо на больничной койке, причем надолго, либо… правильно, в гробу. И далеко не всегда - в глазетовом и с кистями.

А доказать никто ничего не мог. Константин, теперь уже Константин Петрович, за прошедшее время сумел стать депутатом городской думы, так что получил статус неприкосновенности, создал благотворительный фонд и вообще сделался заметной фигурой в политике и общественной жизни, не забывая при этом и о благополучии своего бизнеса.

Поговаривали, что в друзьях у него теперь не люди с замутненным прошлым, а самые что ни на есть высокие чины в милиции, прокуратуре и даже в правительстве. Естественно, охотников связываться с Константином Петровичем становилось все меньше, а припоминать его старые грешки - тем более. Да и у кого в нашем современном обществе не припрятано хотя бы одного маленького скелетика в шкафу? Это даже и неприлично как-то считается: абсолютная безгрешность и благонадежность. Неприлично и… опасно. В тихом омуте, как известно…

-Мы скоро приедем? - нарушил его мысли голосок Клары.

-Скоро, малыш. Потерпи еще чуть-чуть.

-Я голодная. И пить хочется.

-Но мы затем и едем в ресторан, чтобы тебя накормить-напоить. Потерпи.

-В городе ресторанов нет? Нужно тащиться за тридевять земель?

-В городе слишком много посторонних глаз. А "Сказка", во-первых, не так уж и далеко, во-вторых, там отменно кормят, а в-третьих, там только проверенные люди бывают.

-Боишься, что жене донесут?

Константин Петрович нахмурился. Такие вопросы он не любил, и таких вопросов ему никто и не рисковал задавать. Кроме… Клары. Эта девица могла позволить себе все, что угодно: сходило с рук. Конечно, он ее чудовищно избаловал, но что он мог поделать? Любовь - штука сложная и не всегда объяснимая. Точнее, просто не поддающаяся логическому объяснению.

-Моя жена разумная женщина и сплетням не верит, - наконец сказал он. - Перестань глупости говорить.

-А после ресторана мы куда?

-Ты - домой. А у меня еще дела есть.

Тут Константин Петрович слегка слукавил. Не было у него сегодня никаких важных дел, просто он обещал Зое приехать пораньше и провести вечер только с ней. Дочку в этот день забрали к себе обожавшие ее бабушка с дедушкой - Зоины родители, и раньше, чем через три дня возвращать не собирались. Алина была их светом в окошке и единственной радостью в жизни, так что получив внучку на день, они всегда старались продлить ее пребывание хотя бы еще на пару дней.

-Хорошо, - неожиданно кротко сказала Клара. - У меня тоже дела есть.

-Это какие же, позволь узнать?

-Не позволю, - мило улыбнулась Клара. - Мы кажется договорились, что ты не посягаешь на мою свободу. Я же не допрашиваю тебя о твоих делах.

-А я ни на что не посягаю. Просто интересуюсь.

-Ничего интересного. Девичьи заботы-хлопоты. Кстати, котик, позолоти ручку, хочу стать красивой.

-От тебя и так глаз оторвать невозможно, - буркнул Константин Петрович, доставая бумажник. - Штуки хватит?

-На то платьице, которое ты не обещал? И на салон красоты?

-Хорошо, десять. Теперь довольно?

-Н-у-у… Ну, если не хватит, я где-нибудь еще достану.

Вот этого-то Константин Петрович и побаивался: где, а главное как она будет деньги доставать. Охотников полно, некоторые и сотни тысяч не пожалеют, чтобы отбить у него этот лакомый кусочек. Он достал еще несколько купюр.

-Ну, на это уж, я думаю, ты повеселишься нормально.

-Спасибо, котик. Постараюсь. Хотя, без тебя мне как-то не веселится, ты же знаешь…

Вот это она умела, как никто, вовремя сказать нужные слова. Он таял и прощал ей все заморочки, выверты и капризы. Хотя ревновал, конечно, безмерно, и даже представить себе не мог, что будет делать, если она ему изменит. Убьет, наверное. Или… Или заставит об этом горько пожалеть и уже потом убьет, но не сам. Фу ты, господи, какая ерунда в голову лезет!

С Зоей у него таких мыслей не возникало, в ней он был уверен на сто процентов. Сексуальная жизнь никогда не была для нее чем-то важным, а супружеские отношения очень быстро превратили их ночи в короткий, раз и навсегда установленный ритуал: несколько поцелуев, немного поласкать грудь, немного погладить бедра - и приступаем к основной части программы. Ей хватало, во всяком случае, стоны и вздохи она издавала правильные и на неудовлетворенность никогда не жаловалась. Так что даже подумать смешно, что у Зои может появиться любовник. Зачем ей это?

Как раз такой вопрос в этот момент задавала себе Зоя, сидя на кухне их комфортабельного особняка. Она любила посидеть здесь, когда приходящая прислуга удалялась домой, а муж еще не возвращался. Тогда вспоминались старые добрые времена: кухня - центр квартиры, теплый и уютный уголок с любовно подобранными деталями, спокойное приготовление ужина для супруга, когда дочка уже уложена спать…

Теперь все изменилось, и Зоя отнюдь не была уверена, что изменилось к лучшему, хотя в данной ситуации ей позавидовали бы девяносто девять женщин из ста. Особняк с зимним садом и бассейном, почти королевская спальня, никаких проблем с деньгами и тем, что на них можно купить, домработница… Плохо было только то, что сама себе Зоя не завидовала ни капельки, особенно в последнее время.

Что-то случилось в той части жизни ее мужа, о которой она имела весьма смутное представление. Все чаще он приезжал домой заполночь, а иногда и вообще не ночевал. Правда, всегда предупреждал об этом и поводов для лишних волнений не давал. Но женская интуиция подсказывала ей, что все не так просто и гладко, как стремится представить Константин Петрович. Наоборот, все серьезно и сложно, а такого периода в их супружеской жизни еще не было.

Запах женских духов - это ерунда. Зоя примерно представляла себе, какие девицы крутятся вокруг ее супруга и ему подобных. Подошла, скажем, секретарша, положила перед шефом бумаги на стол, на секунду прислонилась к плечу плечом - все, готово. Начальник сутки будет благоухать "Ультрафиолетом" или "Черутти". А официантки и барменши в ресторанах и так называемых оздоровительных центрах? А секретарши коллег, которые разносят напитки на переговорах? В общем, ерунда.

А вот свое противоестественное женское одиночество Зоя логически объяснить не могла. Разве что тем, что муж, как и большинство бизнесменов, все силы тратит на зарабатывание денег, а на остальное этих сил остается постольку-поскольку. Точнее, совсем не остается, и, как читала Зоя, помочь в этом могут только очень искушенные профессионалки. Посмеиваясь над собой, а потом с трудом сдерживая слезы разочарования, Зоя пыталась использовать кое-какие советы дамских журналов для обольщения собственного супруга. Тщетно. То ли она не годилась в секс-бомбы, то ли советы были не те.

Сегодня Зоя решилась на последнюю попытку, во всяком случае, для себя она ее определила именно так. Как бы ни было красиво и элегантно домашнее платье, сегодня она решила пожертвовать удобством ради укрепления семьи. Зоя достала умопомрачительный черный пеньюар, купленный год назад в Париже, но так и лежавший в шкафу, подобрала к нему черные бархатные туфельки на высоком каблуке без задников, черное же кружевное белье. "Стандартный набор начинающей кокотки", - усмехнулась она про себя. Потом щедро вылила в ванну чуть ли не четверть флакона ароматического масла - смесь розы и сандала - наложила на лицо питательную маску и улеглась в благоухающую воду.

"Вот и дожила до того, что приходится соблазнять законного мужа, - иронически подумала про себя Зоя. - И ведь вроде все делаю правильно: не распускаюсь, фигура почти в порядке, лицо - тоже, всегда причесана, всегда в хорошем настроении. Идеал, а не жена. Так что же ему нужно?"

По странной ассоциации Зоя вспомнила, как пару недель тому назад на одном из фуршетов в честь открытия нового салона живописи, за ней всерьез начал ухлестывать молодой модный художник. Как его звали, Вадим или Влад? Где-то у нее должна была сохраниться визитная карточка, он чуть ли не силком засунул ее Зои в сумочку и настойчиво приглашал "заходить в любое удобное время посмотреть работы и попить настоящего кофе". Да и комплиментов наговорил столько, сколько Зоя не слышала за последние три года.

Конечно, и работы, и кофе - это только предлог, просто она понравилась ему, как женщина, вот и приглашал. А что, вполне возможно. Хотя ему не больше двадцати пяти, но и ей при соответствующем освещении и макияже больше тридцати ни за что не дашь. К тому же многие мужчины, особенно молодые, предпочитают зрелых женщин, это всем известно.

"Конечно, они стоят дешевле, чем молодые козочки, - саркастически усмехнулась про себя Зоя. - У них уже все есть, им нужно только немного внимания и тепла, ну, и чашку "настоящего кофе". Так что особенно гордится нечем, моя дорогая. Если бы ты зарабатывала на жизнь собственным трудом, еще неизвестно, обратил ли бы он на тебя внимание".

Ванна остыла, Зоя добавила немного горячей воды, чтобы не замерзнуть, но потом решительно встала и начала готовиться к приходу мужа. Оделась во все приготовленное, накрыла маленький столик в комнате, носившей гордое название "будуар", потому что примыкала к спальне, зажгла ароматические свечи, достала бутылку красного вина и фрукты. Окинула обстановку критическим взглядом и осталась довольна. Теперь нужно было только причесаться, то есть как можно соблазнительнее распустить волосы, и чуть-чуть подкраситься. И… ждать.

Чтобы время тянулось не так медленно, Зоя откупорила вино, налила себе бокал, хотя пила обычно крайне редко и включила какую-то мелодраму на видеомагнитофоне. Красивая женщина, в красивой позе с бокалом вина в одной руке и длинной тонкой сигаретой в другой. Картинка из журнала. Мечта любого мужчины…

Вино было незаметно выпито, пепельница полна окурков, а в соблазнительном пеньюаре стало прохладно. Зоя посмотрела на часы: два часа ночи. Наверное, она задремала прямо в кресле, потому что просто прождать четыре часа не могла. Константин не пришел и даже не позвонил, что вообще-то случилось в первый раз. Кольнуло беспокойство: не случилось ли чего, но выпитое вино давало о себе знать и Зоя успела только переодеться в обычную пижаму и лечь в постель, где заснула уже по-настоящему, как провалилась.

Разбудило ее какое-то движение в ванной. Зоя открыла глаза: девять часов утра, половина постели мужа смята, сам он, судя по звукам, бреется перед работой. Когда же он явился, интересно? Зоя накинула халат и пошла к двери ванной.

-Во сколько ты пришел? - хмуро спросила она супруга. - Я ждала тебя до двух.

Голова раскалывалась: пить она никогда не умела, да и не любила, а тут еще и сигареты, и не выспалась…

-В половине третьего ты спала мертвым сном, - быстро ответил Константин. - Даже не слышала, как я лег.

-Да? - скептически переспросила Зоя. - А почему же ты не позвонил до этого времени? Мы же хотели провести вечер вдвоем, я и Алину к родителям отправила…

-Прости, дорогая, так получилось. Хотел выбраться пораньше, но деловой обед затянулся… Ну, ты же знаешь, как это бывает.

-Но позвонить-то ты мог? Заметь, я не дергаю тебя своими звонками, так что мог бы проявить ответную любезность.

Это, кстати, была чистая правда. Зоя крайне редко звонила мужу на мобильный телефон, не желая уподобляться тем женам, которые дергают своих благоверных каждые пятнадцать минут. И именно потому, что Зоя была совершенно права в сложившейся ситуации, а он, наоборот, кругом виноват, Константин избрал оптимальный способ обороны - нападение.

-Судя по обстановке в будуаре, ты и так неплохо провела без меня время. Смотри, милая, пить в одиночку - прямой путь к алкоголизму.

-А с кем мне прикажешь пить?

-А что, уже есть такая потребность?

Зоя вдруг почувствовала, что еще немного - и она сорвется на вульгарный скандал с визгом и воплями, а это, во-первых, было не в ее стиле, а во-вторых, вряд ли положительно отразилось бы на и без того плохом самочувствии. Так что она решила просто прекратить этот бессмысленный диалог и хотя бы выпить чашку кофе. Сегодня Алину еще не привезут, весь день - ее, успеет привести себя в порядок и поразмышлять над ситуацией.

-Завтракать будешь? - мрачно спросила она.

-Некогда. Через полчаса важное совещание. После него чего-нибудь перехвачу.

-Хоть кофе выпей.

-Я же сказал - некогда!

Зоя пожала плечами и ушла на кухню, где, к счастью, еще никого не было: домработница приходила только к десяти, а завтрак мужу и дочери Зоя всегда готовила сама. По дороге прихватила из аптечки две таблетки аспирина и проглотила их, практически не запивая. Бороться с похмельем она не умела, по причине того, что никогда его не испытывала, но интуитивно поступала, в общем-то, правильно. Потом включила кофеварку, щедро насыпав туда чуть ли не тройную порцию кофе, и сварила любимый "эспрессо".

Константин в кухне так и не появился, хотя бы попрощаться. Зоя слышала, как захлопнулась входная дверь, выглянула в окно и увидела спину мужа, исчезающую в черном "БМВ", на котором он обычно ездил в офис.

"Ни тебе спасибо, ни вам мерси, - устало подумала Зоя, смаргивая непрошеную слезу с ресниц. - Ведет себя так, будто это я шляюсь ночами, не предупредив его. Интересно, а если я действительно так поступлю, что будет?"

Опоздание Константина к домашнему очагу объяснялось очень просто: Клара накануне так заморочила ему голову нежностями за обедом, что после ресторана он практически добровольно потащился за ней в тот самый бутик, где она присмотрела себе "платьице", одобрил и оплатил обновку, присовокупив к ней подходящую по стилю сумочку, потом "обмыл" вместе с удивительно нежной и благодарной Кларой покупки в каком-то элитном баре, а потом незаметно для себя оказался у Клары дома, точнее, в ее роскошной постели. И провел там несколько часов, совершенно его вымотавших, даже не вспомнив о том, что дома его ждет жена, даже не пытаясь позвонить и что-то более или менее правдоподобное придумать.

Уехал он, правда, не утром, а после часа ночи: на следующий день у Клары были какие-то важные съемки и она желала хоть немного поспать. Дома он обнаружил спящую непробудным сном Зою, пустую бутылку вина в будуаре и всепроникающий аромат роз и сандала.

"Пить, что ли, начала?" - лениво подумал он, осторожно забираясь в постель. Других мыслей у него уже не возникло, он провалился в сон и проснулся исключительно "на автомате" около девяти, осознав в полусне, что рискует опоздать на важное совещание. Появление сонной и хмурой Зои в ванной его не обрадовало, попытка начать выяснение отношений просто испугала, и он предпочел исчезнуть, не дожидаясь новых неприятностей, которые предчувствовал. Знал, конечно, что виноват, очень виноват, кругом виноват, но не просить же у жены прощения за то, что забыл о времени в обществе любовницы…

Две чашки крепчайшего кофе кое-как привели Зою в чувство. Она поспешно убрала следы своего вчерашнего одинокого вечера (не хватало еще, чтобы домработница стала делать какие-то умозаключения о пьянстве хозяйки), встала под ледяной душ, стойко выдержав эту пытку, точно наказывала себя за вчерашнее, и стала собираться в фитнесс-клуб. Выходить из дома ей смертельно не хотелось, но перспектива сидеть в четырех стенах и перебирать накопившиеся обиды вызывала еще меньше энтузиазма.

Машину Зоя водила неважно, поэтому, наверное, никогда не попадала ни в какие дородно-транспортные переделки: ездила медленно, скрупулезно соблюдая все правила. Да и машина была достаточно надежной: "Форд-Скорпио", автомат. Как говорили опытные автомобилисты: ребенок справится, так что Зоя кое-как справлялась.

Зайдя в элитный фитнесс-клуб и окунувшись в знакомую атмосферу больших денег и ухоженных людей, Зоя испытала двойственное чувство. С одной стороны, ей стало получше, потому что все вокруг было знакомым и привычным. С другой - больше всего ей хотелось бы сейчас очутиться на берегу какой-нибудь маленькой речки в лесу, в полном одиночестве, и просто посидеть и понаблюдать за плавным или быстрым течением воды. Парадокс заключался в том, что именно такой вариант времяпрепровождения был для нее, особенно сейчас, совершенно недоступной роскошью.

Занималась она чисто автоматически, чем вызвала некоторое неудовольствие тренера. По большому счету, ей было на это наплевать, но привычка все делать добросовестно и обстоятельно, пересилила. К концу занятий она уже вошла в привычный ритм, а заодно немного успокоилась. А после массажа вообще почувствовала себя почти прекрасно. Если бы не непрерывная болтовня массажистки Кати…

-Вы видели фотографию в "ТВ-парке", Зоя Эдуардовна, - перескочила Катя на очередную тему. - Похоже, западным топ-моделям придется потесниться. У нас новая звезде восходит.

-Опять? - лениво переспросила Зоя, переворачиваясь на живот. - У нас они каждую неделю восходят, каждые две - закатываются.

-Нет, ну это такая красотка! Я даже номер журнала сохранила, была бы мужиком, влюбилась бы насмерть!

Зоя подозревала, что Кате совершенно не обязательно менять пол, чтобы влюбиться в какую-нибудь молоденькую и смазливую вертушку. Сама она была высокой, с мощным разворотом плеч и мускулистыми руками, почти мужеподобная, если бы тщательно не следила за своим внешним видом. Ну, что ж, у каждого свой вкус, каждому, как говорится, свое. Удивительно только, что сейчас этих, со специфическими вкусами, развелось видимо-невидимо, где они раньше прятались, интересно? Посмотришь направо - гей, налево - лесбиянка, в самом лучшем случае увидишь так называемого бисексуала. Слава богу, Костя хотя бы нормальный мужик, да и она отклонениями не страдает, семейной жизни это не помогает, скорее, наоборот.

-Вот, поглядите, - сунула Катя ей под нос журнал с яркой фотографией.

Что ж, на фото действительно была запечатлена очень красивая девушка: зеленоглазая, с бронзовыми, пышными волосами, стройная, дорого и со вкусом одетая. Но Зою заинтересовала не столько она, сколько ее спутник, старавшийся держаться в тени, и подпись под фотографией, которая гласила:

"Блистательная топ-модель Клара на презентации очередной коллекции модного кутюрье в сопровождении неизвестного поклонника. Похоже, красавица успешна не только в карьере, но и в личной жизни".

С этим было трудно не согласиться. На фотографии Зоя уверенно опознала собственного супруга. Вот, значит, как обстоит дело…

продолжение следует...

Светлана БЕСТУЖЕВА-ЛАДА.

Оценить эту статью:          

 
Женский журнал



Copyright © 2004-2016 WomenMagazine.ru, Связаться с нами.
размещение рекламы в интернете