Женский журнал
WomenMagazine.ruДобавь в закладки!Форум

Фламенко по-турецки: Фламенко по-турецки (глава 12)


Тема: Истории / Фламенко по-турецки
ТУРЕЦКИЕ СТРАСТИ

Глава двенадцатая. За все надо платить.

   Положение у Сергея, конечно, оказалось хуже губернаторского. Не признать меня он не мог: наша рекламная контора весь этот год плотно работала с его фирмой и основная часть контактов с самим Сергеем осуществлялась именно мною.

Признать меня он, кажется, побаивался: возможно, Олег по телефону уже сообщил ему скорбную весть о моей кончине. В общем, почти патовая ситуация, из которой Сергей выбрал все-таки наиболее цивилизованный способ.

-Виктория! – воскликнул он с наигранным энтузиазмом. – И вы здесь. Простите, не сразу узнал: вы так похорошели, посвежели, помолодели.

-Это только начало, - пообещала я и представила Сергея Исмаил-бею.

Его приятель, судя по всему английским не владевший, не очень внятно представился и довольно быстро сбежал, сославшись на неотложные дела. Возможно, он тоже был несколько в курсе событий (то ли в деле, то ли в доле) и мгновенно сообразил, что слухи о моей трагической кончине явно преувеличены, это во-первых. А во-вторых, он мог знать, в каких конкретно отношениях мы находились с Олегом и был ошарашен тем, что я оказалась в ресторане с совершенно другим кавалером.

Когда выяснилось, что Сергей тоже только-только успел сделать заказ, Исмаил-бей пригласил его за наш столик, дал соответствующие указания официантам и помог мне разобраться с меню. Я не совсем понимала, зачем ему понадобился мой деловой знакомый, но уже неоднократно имела возможность убедиться: просто так этот человек не делал ничего и никогда.

Сергею явно не терпелось узнать у меня хоть что-нибудь об Олеге, но присутствие Исмаил-бея делало это затруднительным. Наконец, он нашел, как ему показалось, совершенно гениальный ход:

-Вика, помните Олега, с которым вы познакомились у меня на фирме? Что-то около года назад.

-Конечно, помню, - с легкой насмешкой ответила я. – Разве он вам обо мне ничего не говорил?

-О чем?

-Ну… о том, что мы время от времени видимся. И сюда, в Кемер, меня Олег пригласил отдохнуть.

-Ну да, ну да, конечно… В смысле, конечно говорил, но я как-то не связал… И потом слух был странный…

-О чем, если не секрет?

-Кто-то говорил, что вы разбились в авиакатастрофе. Это правда.

-Вдребезги разбилась, - сухо ответила я. – Вы же видите. А что привело сюда вас?

-Мы с супругой решили отдохнуть. Заодно порешать с Олегом кое-какие деловые вопросы.

-Уж не с недвижимостью ли?

-Так вы в курсе? – страшно изумился Сергей.

-Отчасти. Буквально краешком. Только лично я вам в это ввязываться не советую. А уж если вы так загорелись этой идеей, то в первую очередь вам нужно поговорить с уважаемым Исмаил-беем. Без его одобрения в этом городе кошка чихнуть не может, а не то, чтобы недвижимость приобретать.

-Исмаил-бей?

-Ваш покорный слуга, - чуть приподнявшись поклонился Исмаил-бей. – Все вопросы с недвижимостью решаются в моем офисе. Прошу – вот карточка, на ней я пишу фамилию того, с кем вам нужно побеседовать.

-А вы?

-А я курирую дело в целом. Мелочами не занимаюсь.

-Спасибо огромное, Исмаил-бей. Значит, Олег тоже с вами имеет дело.

-Имел, - безмятежно ответила я, отпивая глоток терпкого красного вина. – Но слишком поздно.

-В каком смысле?

-А в том, что начал не оттуда, не так и не совсем законно. Точнее, совсем незаконно.

Бедняжка Сергей хлопал глазами и никак не мог въехать в ситуацию. Почему я здесь не с Олегом он еще мог понять: любовные отношения дело тонкое, часто рвутся. Но о том, что у Олега, мягко говоря, неприятности, он, судя по всему, еще и не догадывался. Только начал понимать, что неприятности серьезные.

-А где сейчас Олег, вы не знаете? – осторожно спросил он.

-Знаю, - небрежно ответила я. – В тюрьме.

-Не смешно, Виктория. Он совсем недавно звонил мне из Анталии, подтвердил нашу встречу.

-А я и не смеюсь. Он в местной тюрьме.

-Господи, за что?

-Мелочь какая-то: два заказных убийства, попытка третьего, махинация с бумагами и, кажется, еще контрабанда. Есть подозрение на заказ третьего убийства, но от этого Олег категорически отказывается.

На лице Сергея ясно читались сомнения в моей умственной полноценности. Он то открывал рот, чтобы что-то сказать, то снова закрывал его. Если его что-то и убедило в моей серьезности, то выражение лица Исмаил-бея: тот глядел серьезно и чуть печально. Потом он, по-видимому, принял какое-то решение и спросил:

-А… Анна?

-Какая Анна? – недоуменно поднял брови Исмаил-бей.

-Ну… у него была многолетняя подруга… очень близкая… он с ней собирался тут отдохнуть.

-Что-то я запутался, Сергей-бей, - покачал головой Исмаил-бей. – То вы говорили, что ваш друг собирался отдыхать здесь с Викторией-ханум, а теперь вспоминаете про какую-то Анну. Вам это не кажется странным?

-Ну, я, наверное, не так выразился. С Викой у них тут были какие-то дела, а с Анной… Ну, тоже, конечно, дела, но, понимаете, муж Анны – он деловой партнер Олега.

-Что ж тут непонятного? – пожала я плечами. – Очень даже объяснимо по-человечески: муж – партнер по бизнесу, жена – по койке. Как говорится, два в одном флаконе. Удобно. И я, что совершенно естественно, в этот расклад плохо вписывалась. Вот я из него и выписалась – для всеобщего удобства. Кстати, третье убийство – это именно Анны. Ее застрелили с крыши дома напротив, пока она принимала солнечную ванну. Похоже, бедняжка так и не успела ничего понять, умерла счастливой.

-Но почему вы не улетели в Москву? То есть вы же на самом деле улетели…. Ничего не понимаю.

-Передумала. Как Примаков – развернула самолет над морем. Решила здесь отдохнуть. А поскольку Олег тут с дамой, не стала его об этом не информировать. В конце концов, это мое личное дело, не так ли?

-Так вы точно знаете, что Олег в тюрьме?

-Точнее не бывает, сама с ним там разговаривала. Ему же деньги нужны на адвоката и все такое. Даже не знаю, как он будет выкручиваться: звонить в Питер жене и во всем ей каяться? Так ему после ее вмешательства любой каземат райским уголком покажется.

-А когда вы собираетесь вернуться в Москву?

-Через недельку, наверное. Отпуск-то заканчивается, увы!

-Имейте в виду, у меня на вас очень большие бизнес-планы…

Сергей осекся под моим укоризненным взглядом. Получалось так, что строил планы по отношению к женщине, которую считал уже покойной. То есть человек перестраивался не просто на ходу, а прямо на моих изумленных глазах.

-То есть были большие планы, а потом я узнал… Но если с вами все в порядке, значит, будем продолжать наше плодотворное сотрудничество. После отпуска я вас жду для предварительных переговоров.

-А когда вы собираетесь в Москву?

-Теперь уж даже не знаю, новостями об Олеге и его подруге вы меня просто убили. Поговорю с женой, пусть она решает. Может быть, махнем на недельку на Кипр.

-А с Олегом вы встречаться не собираетесь?

Сергей замялся. Встречаться с Олегом ему явно не хотелось. Одно дело – богатый, преуспевающий друг, у которого «все схвачено, за все уплачено», и совсем другое дело – преступник за решеткой, да еще в иностранном государстве. Вдруг потребуется залог – а кто платить будет?

-А в какой он тюрьме? – потянул время Сергей.

-Здесь на весь город – одно полицейское управление, при нем и тюрьма, мест на пять-шесть. Так, перевалочная база. Скорее всего, Олега не сегодня-завтра переправят в Анталию, вот там все, как у больших. И киллера, которому он убийства заказывал – тоже.

-Так его поймали?!

-Буквально на месте преступления. И он уже успел дать вполне внятные показания: кого, где, кто руководил процессом. Анну, правда, ему не Олег заказал, а некто неизвестный. Подозреваю, что «заказать» Анну мог один-единственный человек: жена Олега. Мотивы для этого были только у нее. Ну, может быть, и у законного мужа, между своими чего только не бывает, но мужа пристрелил тот же киллер и заказ ему дал как раз Олег. Вряд ли супруга Олега будет настолько глупа, чтобы являться сюда и срочно спасать любимого мужа из узилища, если ее самое тут же могут в каталажку упечь.

-Пожалуй, я сначала посоветуюсь с женой, - выдавил из себя, наконец, Сергей. – Речь может пойти о залоге, а я такие финансовые дела самостоятельно не решаю…

Как удобно иногда быть женатым! Даже если супруга ничего не смыслит в делах мужа и вообще понятия не имеет, чем он там на службе занимается. Даже когда этот самый муж терпеть не может, когда бабы лезут не в свое дело.

И тут, наконец, в разговор вмешался Исмаил-бей, которому все это, по-видимому, уже изрядно наскучило:

-Если вы собираетесь приобретать какую-то недвижимость в Кемере – не советую. Скоро будет принято решение о том, что такой формой собственности может здесь владеть только местный уроженец. Конечно, - предупредил он следующую реплику Сергея, - возможно и подставное лицо, но это очень хлопотно и может тоже обернуться неприятностями. Понимаете, в такой глухой провинции, как наша, чужаков не терпят.

Я решила, что теперь они прекрасно обойдутся без меня и перенесла внимание на восхитительный ростбиф, приготовленный именно так, как мне хотелось, и на мой любимый салат. Решимость Сергея как-то зацепиться в Кемере таяла на глазах, и когда мне принесли мороженое, вопрос был принципиально решен: Сергей с супругой уезжают на Кипр, отдыхают там столько, сколько сочтут нужным, а в Москве свяжется со мной и мы продолжим наше деловое знакомство.

-Только учтите, - сказал Исмаил-бей, - сразу после отпуска Виктория-ханум перейдет работать в другое место. Я хочу, чтобы она была старшим менеджером и моим личным представителем в головном офисе этих магазинов в Москве. Так случилось, что сеть этих магазинов принадлежит мне, точнее, нашей семье. И мне всегда хотелось иметь там надежного, проверенного человека, которого всегда можно вызвать к себе, где бы я ни находился. Виктория-ханум для этого – идеальная кандидатура.

-А наши планы? – слабо вякнул Сергей.

-Ну, я же не единственный специалист в компании, - пожала я плечами. – С вашей фирмой будет работать кто-то еще, вот и все.

-Какая жалость, - пробормотал Сергей.

-В каком смысле? Вам жаль, что я ухожу с повышением не только в должности, но и в окладе? Конечно, не в деньгах счастье, но иногда – в их количестве.

-Ну тогда я очень рад за вас, - подытожил Сергей. – К сожалению, мне пора. Где наш официант?

Исмаил-бей мягко положил руку на плечо Сергея.

-Вы мой гость, Сергей-бей. Не беспокойтесь о счете.

Судя по всему, Сергей находился в шоковом состоянии, потому что даже не поблагодарил Исмаил-бея за любезность и как-то очень невнятно попрощался с нами. Еще бы: такая яркая новость, да не одна, а в комплекте, кого угодно с ног собьет. Едешь отдыхать и заодно поправить свой бизнес, а в результате чуть не вляпываешься в уголовку. Так что Сергея я понимала и где-то даже немного сочувствовала.

-А я ведь только сейчас узнала, кем вы намерены принять меня на работу, - сказала я Исмаил-бею.- Старший менеджер – это еще более или менее понятно. А вот про личного помощника объясните, пожалуйста, поподробнее.

-Допустим, я захочу узнать, что конкретно происходит в том или другом магазине нашей сети. Я прошу вас все узнать, и после того, как вы соберете необходимую информацию, мы с вами встретимся где-нибудь за пределами России. В каком-нибудь более теплом и комфортном месте.

-Например, на Ривьере, - не без сарказма сказала я.

-Например, там, - покладисто согласился Исмаил-бей. – Или в Париже, Риме, Лондоне, Нью-Йорке, Стамбуле. Словом там, куда меня в тот момент призовут дела.

-А если вам такая информация какое-то время не нужна?

-То вы занимаетесь рекламной стороной моих магазинов, Тут у вас – карт-бланш, заключайте какие хотите договоры, проводите рекламные компании, заказывайте всякие газеты-буклеты. Да вы сами знаете это не хуже меня, а может даже лучше.

-Рабочий день, естественно, ненормированный, - раздумчиво сказала я.

-Начало фиксированное, час установите сами. Ну, а там уж сами решите, сколько и где вам проводить времени: весь день в офисе или полдня в салоне красоты.

-И за все это – три тысячи долларов, - покачала я головой. – Сказка. Такое только во сне может присниться.

-Плюс машина с шофером круглосуточно в вашем распоряжении. Плюс телохранитель.

-А это-то зачем? – изумилась я.

-Вы переходите в другую лигу, дорогая Фэриде. И поэтому просто обязаны иметь телохранителя, так же, как кабинет с комнатой отдыха, и годовой абонемент в спортивный клуб.

-А если я не справлюсь?

-Справитесь, - уверенно заявил Исмаил-бей. – Я крайне редко ошибаюсь в людях, а с вами знаком – и довольно близко – уже несколько дней.

-Нет, ну а все-таки?

-Если не справитесь, я на вас женюсь.

Н-да, это – серьезное наказание, придется вкалывать не за страх, а за совесть. Впрочем, в таких условиях и за такие деньги, да в моем, прямо скажем, уже не юном возрасте, не справиться с задачей может только дебилка или бездельница, а я себя ни к той, ни к другой группе граждан не относила. Значит, справлюсь. В самом худшем случае салатику на свадьбе поедим.

После ресторана Исмаил-бей предложил вернуться домой и хорошенько отдохнуть перед завтрашней поездкой в горы на водопады. Должна сказать, что отдохнуть мне бы точно не мешала: еще никогда в жизни я не проводила свой отпуск так бурно.

И никогда в жизни так хорошо не выглядела: дорогостоящие мастера превратили заурядную смазливую девицу в ухоженную, блистательную молодую женщину. Впрочем, другой рядом с собой Исмаил-бей вряд ли стал бы терпеть, он привык получать только самое лучшее и получал это.

Два часа спустя после массажа и расслабления в бассейне я отдыхала на террасе рядом с Исмаил-беем. Вид оттуда завораживал меня, как в самый первый раз. Огоньки городка – слева, огоньки пристани и причала с яхтами, над головой – бескрайнее южное небо, усеянное бриллиантовыми звездами. В саду оглушительно пели цикады и вообще вокруг имел место самый что ни есть настоящий земной рай. Во всяком случае, если рай и существует, он, наверняка, во многом похож на все это великолепие.

-Я забыл вам сказать, дорогая Фэриде, что послезавтра с утра привезут обувь для вас.

-Какую обувь? – с трудом вернулась я в мир реальности.

-Ту, которую мы сегодня заказывали. И пару нормальных чемоданов: вряд ли ваши здешние сувениры поместятся в вашей дорожной сумке.

-Нормальных – это каких? – заинтересовалась я.

-Таких, в которых вы, например, вполне можете поместится в полный рост.

-Вы с ума сошли, Исмаил-бей, - рассмеялась я. – Здесь, конечно, проблем с багажом не будет, в этом я не сомневаюсь. Плюс ваш персональный самолет, что вообще фантастично. Но в Москве, когда я, наконец, сойду с трапа… Как я их поволоку? Вы хоть представляете себе, что такое московский таможенный контроль?

-Наверное, - пожал плечами Исмаил-бей. – Такой же, как в любой другой стране.

-Ну, насчет других стран не знаю, полагаю, что там все происходит приблизительно так, как в Анталии, то есть цивилизованно. А вот на моей родине… Три часа в очереди за право ступить на российскую землю, это минимум.

-Вы шутите? – не поверил Исмаил-бей.

-Слетайте как-нибудь смеха ради на самолете Аэрофлота и пройдите в Москве таможенный контроль. Потом будете с полным правом рассказывать, что были в экстремальном путешествии.

-Даже так? Просто страна чудес какая-то. Значит, вас встретят.

-Увы, встречать меня некому, - не без ехидства сказала я. – Был бой-френд, так и тот остается здесь, как я полагаю. Родителям такие эксперименты ни к чему, да и машины у них нет. Так что боюсь, я не смогу организовать себе торжественную встречу.

-И не надо. Когда я сказал, что вас встретят, я вовсе не имел в виду ваших друзей или родственников. Вас встретят мои сотрудники – ваши будущие подчиненные, помогут с багажом, проведут через таможенный пост для вип-персон и отвезут домой. Видите, как все просто.

Действительно, просто, как все гениальное. Теперь я буду важной дамой, разъезжать на машине с шофером и телохранителем, куплю себе новую квартиру и забуду все неприятности, как кошмарный сон. Три тысячи в месяц – это же с ума сойти, какие деньги!

Из моей прелестной головки начисто выветрилась последняя здравая мысль, что за все надо платить, а бесплатный сыр бывает только в мышеловке. И только на следующий день, после дивной, упоительной и так далее ночи, пока я вкушала утренний кофе в одиночестве, так как Ибрагим-бей вынужден был рано уехать по делам, меня ледяной иглой пронзило озарение: я добровольно, с широко… закрытыми глазами лезу в мафиозную структуру.

Ведь и Олегу я была нужна, как курьер, посредник, коза, так сказать, отпущения. Если бы его план реализовался, и мое бренное тело разлетелось бы над самым синим в мире Черным морем, то все ограничилось бы гибелью несчастной Анны. Но та-то хоть при делах была, а я так – болван в польском преферансе.

Теперь я поднимаюсь на несколько шагов выше и становлюсь помощницей куда более крутого и богатого человека. Но при всей крутизне и богатстве, полицейские не стали бы так перед ним стелиться, да и он не стал бы фактическим хозяином Кемера и немалой части Анталии, если бы все свои дела проворачивал исключительно честно и строго в рамках закона.

Если я дам понять, что разгадала расклад и в такие игры играть больше не хочу, то слухи о моей смерти мгновенно станут абсолютной правдой. Избавиться от меня так, чтобы никаких концов не нашли вообще – для Исмаил-бея проще, чем мне выкурить сигарету. Да и слышала я где-то, что войти в эти структуры довольно легко, а вот выйти из них практически невозможно, только ногами вперед.

Значит, выбор у меня невелик: делать так, как велит Исмаил-бей. В конце концов он уже заплатил мне более, чем щедро, фактически обеспечил меня на всю оставшуюся жизнь. А уж насколько она окажется долгой, одному Богу известно. Ну, может быть, еще и Аллаху.

Я позвонила и приказала еще чашку кофе, потом передумала и решила выпить джина с тоником. Этот напиток на меня всегда действовал ободряюще-освежающе. И очень кстати заказала, потому что вскоре вернулся Исмаил-бей, а я успела успокоиться и прийти в себя.

Да что в самом деле задумываться о том, какое у меня будущее? Лучше уж прожить оставшуюся жизнь так, чтобы не было мучительно потом о ней вспоминать. Сегодня поедем на водопады, а ужинать будем где-то на обратном пути потрясающими, как меня заверили, шашлыками.

Послезавтра принесут мешок новой обуви – на все случаи жизни. Потом мне обещали еще одну прогулку на яхте. И чтобы при всем этом, да жить благонамеренной и законопослушной гражданкой… да не бывает такого по определению! Нельзя иметь все сразу, сколько раз повторяю.

И дальнейшие события, надо сказать, полностью опровергли все мои убеждения. У меня было все, причем все сразу и самого лучшего качества. Ели уж Исмаил-бей взялся устроить праздник, то можно было быть уверенной на все сто процентов: любое мероприятие будет проведено абсолютно безукоризненно. Большая редкость в нашем несовершенном мире, между прочим.

Между делом случилось одно довольно занятное происшествие, которого я совершенно не ожидала. На следующий день после того, как прибыли заказанные обувные изделия, я сидела в своей гостиной и развлекалась тем, что примеряла одну пару за другой. Все подходило идеально, я даже представления не имела о том, что модная и красивая обувь может быть еще и невероятно комфортной.

От этого увлекательного занятия меня оторвала горничная, которая с поклоном вручила мне телефонную трубку и сказала:

-Исмаил-бей.

Я несколько удивилась: мой друг и покровитель какое-то время тому назад уехал в свой офис по неотложным делам, а мне предложил заняться чем-нибудь по своему выбору. Сначала я до одури наплавалась в море рядом с виллой, потом сушила волосы и восстанавливала макияж, потом занялась примеркой. И вдруг – этот неожиданный звонок.

-Дорогая, - услышала я голос Исмаила-бея, - простите, что нарушаю ваш отдых, но вы мне нужны. Машину за вами я уже послал, так что минут через десять она будет вас ждать у подъезда.

-Что-нибудь случилось? – обеспокоилась я.

-Можно сказать и так. Но для вас – ничего плохого, просто я решил, что эту комедию вы должны досмотреть до конца. А то финал получался какой-то смазанный.

Очень интересно, хотя совершенно непонятно. Я не стала даже переодеваться, поскольку была в полюбившемся мне местном наряде: шальвары, туника и шарф. Заодно надела новые босоножки, точь-в-точь в цвет всего ансамбля. И взяла сумочку, которая хотя и выглядела довольно миниатюрной, но легко вмещала в себя все необходимое, как то: косметичку, сигареты и зажигалку.

Машина действительно уже была у подъезда, так что минут через двадцать после того, как мне позвонил Исмаил-бей, я уже входила в его кабинет. Он был не один: в кресле для посетителей сидела женщина лет тридцати с небольшим, в которой я безошибочно опознала свою соотечественницу. Только наши женщины способны явиться на деловую встречу в чем-то вроде пляжного сарафана и туфлях без задников на босу ногу. И как выяснилось, не ошиблась.

-Дорогая Фэриде, - приветствовал меня Исмаил-бей, - тысяча извинений, но вы мне потребовались в качестве переводчицы. Леди не знает ни одного иностранного языка, да и ситуация… В общем, я надеюсь, что сообща мы в ней разберемся.

-Попробуем, - кивнула я и перешла на русский язык. – Здравствуйте, меня зовут Фэриде-ханум. С кем имею честь?

Незнакомка то ли всхлипнула, то ли шмыгнула носом и представилась:

-Я Анна Цекун. Жена Олега Анатольевича.

На какую-то долю секунды я потеряла дар речи и только таращилась на эту невероятно глупую муху, которая по собственной воле влезла в эту паутину.

продолжение следует...

Светлана БЕСТУЖЕВА-ЛАДА.

Оценить эту статью:          

 
Женский журнал



Copyright © 2004-2016 WomenMagazine.ru, Связаться с нами.
размещение рекламы в интернете