Женский журнал
WomenMagazine.ruДобавь в закладки!Форум

Игра вслепую


Тема: Истории
(продолжение, начало здесь)

3

   Мы оба встали рано. Элин хотела поскорее отправиться в Акюрейри, а мне нужно было забраться в джип раньше нее. Там я спрятал пистолет Малькольма – прикрепил его клейкой лентой к основному шасси. Дубинку я предусмотрительно оставил при себе: какое- то оружие обязательно должно было быть при мне.

Гараж находится сзади дома, так что мне не пришлось выходить через парадную дверь и наблюдатель не мог меня видеть. Но я- то его хорошо рассмотрел: взял бинокль и устроился у окна на лестнице. Это был высокий, худой мужчина, с тонкими усиками и совершенно окоченевший. А если он провел на улице всю ночь, то не только замерз, но еще и порядком проголодался. Эта мысль привела меня в неплохое расположение духа и я с аппетитом позавтракал.

- Ты повеселел, -   заметила Элин.

- Просто ты очень вкусно готовишь.

- Смеешься? Каждый умеет варить яйца.

- Так, как ты – никто!

На самом деле, меня перестали мучить угрызения совести. Хотели убить меня, я опередил убийцу, вот и все. Теперь нужно, чтобы Элин оказалась в безопасности, а остальное – уже совсем мелочи.

- Я полечу одиннадцатичасовым рейсом, -  сообщил я, допивая кофе. – Так что у меня еще достаточно времени, чтобы тут все убрать. А ты собирайся.

Я спустился вместе с Элин в гараж и крепко поцеловал ее на прощание. Она пристально посмотрела на меня и тихо спросила:

- У тебя правда все в порядке, Ален?

- Странный вопрос. Конечно, в порядке.

- Женская интуиция, дорогой мой. Ну, увидимся в Акурейри.

Я помахал вслед джипу и быстро огляделся по сторонам. Ничего подозрительного поблизости не наблюдалось, тогда я вернулся в квартиру к окну гостиной. Наблюдатель был на месте, похоже, он и не подозревал об отъезде Элин. У меня будто камень с души свалился.

Вымыв посуду, я приступил к главной своей задаче. В футляр от фотоаппарата спрятал проклятую посылку, которая там отлично поместилась. Теперь уж я не расстанусь с этой штуковиной до последней секунды. Потом вызвал такси и отправился в аэропорт. Это вызвало определенные действия моих неведомых оппонентов: почти одновременно с такси подъехала машина, которая и сопровождала меня до самого аэропорта. По- видимому, мужчина, следивший за домом, продолжил свое занятие.

В аэропорт я приехал задолго до регистрации, но мне удалось уговорить девушку за стойкой оформить мой билет, тем более, что со мной не было даже ручного багажа – только фотоаппарат на плече. Наблюдатель – я это видел краем глаза – болтался где- то поблизости, но я решил этим пренебречь и пошел выпить кофе. Не тут- то было: он тоже купил билет и устроился за столиком кафе неподалеку от меня.

Но тут мне неожиданно повезло: голос из динамика сообщил по- исландски на весь зал:

- Господина Бухнера просят к телефону.

Когда то же самое объявление повторили по- немецки, мой наблюдатель встал и отправился к телефонной кабинке. Теперь я знал, как его зовут, а было это имя настоящим или вымышленным, не имело особого значения. Он продолжал следить за мной из будки, явно полагая, что я сбегу. Но я разочаровал его, заказал еще кофе и углубился в чтение газет.

Наконец объявили посадку на мой рейс. Господин Бухнер сел в салоне практически за моей спиной, а меньше чем через час мы уже заходили на посадку в Акурейри -   самом крупном городе Северной Исландии с населением около десяти тысяч человек. По меркам этой страны – настоящий мегаполис. Когда колеса коснулись посадочной полосы, я отстегнул ремень безопасности и услышал, как господин Бухнер позади меня сделал то же самое…

Нападение было произведено молниеносно и очень профессионально. Я уже вышел из здания аэропорта и направлялся к стоянке такси, когда меня окружили четверо мужчин. Один подошел ко мне спереди, крепко схватил за правую руку и закричал, как он счастлив меня видеть и с каким удовольствием покажет мне все достопримечательности города. А второй взял меня за левую руку и шепотом сказал по- шведски:

- Не устраивайте скандала, господин Стюартсен, или умрете.

Я ему поверил, потому что почувствовал, как в спину мне уперлось дуло пистолета.

Раздался негромкий щелчок. Я чуть повернул голову в тот самый момент, когда мужчина справа маленькими ножницами перерезал ремень фотоаппарата. Мужчина сразу же исчез вместе с футляром, а его компаньон положил руку мне на плечо, а другой рукой сунул под ребра пистолет.

Между прочим, я видел Бухнера в нескольких метрах от себя. Но он лишь мазнул по мне пустым взглядом, сел в такси и уехал. Почти тут же я услышал:

- Господин Стюартсен, сейчас мы вас отпустим, но советую не делать глупостей.

Сказано было по- шведски, но они могли вообще промолчать. Я не видел оружия, но оно у них было, да и выражение их лиц не вызывало легкомысленных желаний. К тому же посылки у меня уже не было, следовательно, не было и повода рисковать. Я и не стал. Одернул пиджак и взял такси до гостиницы. Судя по всему, это не было глупостью: они меня не убили и даже не задержали.

4

   Я успел только воткнуть вилку в первый кусок ростбифа, как в ресторане гостиницы появился Бухнер и прямиком направился ко мне.

- Мистер Стюарт?

Я слегка поклонился:

- Уж не господин ли это Бухнер? Чем могу служить?

- Меня зовут Грэхем, -   холодно отозвался он. – Мне нужно с вами поговорить.

- Утром вас звали Бухнером, -  миролюбиво заметил я. – Но я, пожалуй, тоже поменял бы такое имя. Прошу вас, присядьте. Здесь готовят отменный суп, рекомендую.

Он сел так прямо, как если бы внутри у него был железный прут, и сообщил ледяным тоном:

- Избавьте меня от этой клоунады. Вот мои документы.

Я взял бумажку, которую он мне протянул, и обнаружил, что это половина стокроновой купюры. Достал из своего бумажника вторую половину, сложил и вопросительно посмотрел на Грэхема- Бухнера:

- Ну, с первого взгляда все в порядке. Чем могу служить?

- Посылку, -   потребовал он.

- Вы же знаете…-   сокрушенно покачал я головой.

- Что именно? – нахмурился он.

- Что посылки у меня нет. Уже нет.

Его усы дернулись, а взгляд оледенел.

- Я же сказал, довольно балагана. Посылку.

- Черт побери! – взорвался я. – Да вы же все видели сами!

- О чем вы?

- О маленьком происшествии возле аэропорта. Вы как раз садились в такси.

- Допустим, садился. Дальше.

- Они отняли у меня футляр от фотоаппарата и исчезли. В футляре была посылка.

- Вы хотите сказать, что посылка… похищена?

Голос его заметно дрогнул.

- Скрупулезно подмечено, -  с сарказмом согласился я. – Вот именно: по- хи- ще- на. Если вы должны были охранять меня, поздравляю. Слейду это не понравится.

- Боже правый, конечно, не понравится, -  с чувством произнес Грэхем.

Под его правым глазом задергалась какая- то жилка.

- Значит, посылка была в футляре?!!

- Пятерка за догадливость! Это же был мой единственный багаж! Вы стояли в метре от меня, когда я регистрировался в аэропорту Рейкьявика. Должны были видеть…

- Считаешь себя умником, -  огрызнулся он с явной неприязнью. –А ведь будет жуткий скандал. Так что оставайся поблизости, скоро понадобишься.

- Куда я денусь? – пожал я плечами. – За номер в гостинице заплачено вперед, а я экономный, как и все шотландцы.

- Что- то ты слишком спокоен.

- Может, мне зарыдать? Не валяй дурака, Грэхем.

Он нахмурился, встал и молча ушел. А я посидел еще минут пятнадцать, погруженный в глубокие раздумья и переваривание ростбифа. Раздумья закончились тем, что я принял единственно верное решение: выпить. И я пошел в бар. В холле, в телефонной будке я заметил Бухнера- Грэхема, явно занятого очень тяжелой работой. Во всяком случае, по его лицу градом катился пот, а в помещении было, мягко говоря, прохладно.

5

   Я проснулся потому, что кто- то сильно тряс меня за плечо.

- Стюарт! Проснись, Стюарт!

Я открыл глаза, увидел склонившегося надо мной Грэхема, и снова зажмурился.

- Мне казалось, что я запер дверь.

- Запер, -  хихикнул он, -  обязательно запер. А сейчас просыпайся и включай мозги. Будешь давать интервью.

- Который час?

- Пять утра.

Я невольно хихикнул:

- Прямо как в гестапо. Если не возражаешь, я побреюсь.

Грэхем тут же насупился:

- Поторопись. Он будет здесь с минуты на минуту.

- Он – кто?

- Увидишь.

Я пожал плечами и стал готовить бритвенные принадлежности. Намылил щеки и спросил:

- А что ты должен был делать, Грэхем? Как охранник – ты пустое место, так что эта роль отпадает.

- Подумай лучше о своей роли, -  едко посоветовал он.

- Обязательно, -   отозвался я.

Процесс бритья всегда действовал на меня угнетающе. Если четно, я предпочел бы жить во времена королевы Виктории: тогда растительность на лице мужчины не уничтожали, а холили и лелеяли. Наверное, я все- таки нервничал, потому что почти сразу же порезался, и настроения мне это не улучшило. А тут еще открылась дверь и в комнате появился Слейд собственной персоной, который не стал тратить время на всякие церемонии, а просто рявкнул:

- Ну, в чем дело?

Лучший способ застать человека врасплох – это задать ему дурацкий вопрос во время бриться. Я проигнорировал и Слейда, и его хамство, потому что не хотел снова порезаться.

Слейд плюхнулся на постель, отчего пружины как- то взвизгнули, и сказал уже тоном ниже:

- Только без плохих вестей, ладно? Терпеть не могу, когда меня выдергивают из теплой постели и заставляют лететь на холодный север.

- Должно быть, эта посылка важнее, чем вы говорили, -  отозвался я и открыл кран с холодной водой, чтобы смыть остатки пены.

- …эта чертова посылка, -  закончил Слейд.

- Простите?

- Где посылка? – спросил он, все еще сдерживаясь.

- Сейчас не знаю. Вчера днем ее у меня отобрали четверо неизвестных мужиков, но вы наверняка уже знаете об этом от Грэхема.

- И ты отдал? – повысил голос Слейд.

- У меня не было выбора, -   умиротворяюще заметил я. – Пистолет под ребрами можно считать очень веским аргументом, нет? Кстати, что там делал Грэхем?

Слейд скрестил руки на своем объемистом животе.

- Мы полагали, что они приставили хвост к Грэхему, поэтому подключили тебя. Думали, они займутся Грэхемом, а ты спокойно выполнишь задачу.

Все это было довольно странно. Если хвост приставили за Грэхемом, то что он сам делал напротив дома Элин? Но я промолчал, поскольку со Слейдом нельзя было разговаривать в открытую, всегда было полезно иметь что- то про запас.

- Они не занимались Грэхемом, они занимались исключительно мной, -   заметил я. – Возможно, они не знают правил игры в регби. В Швеции эта игра не слишком популярна. В России, правда, тоже.

- Почему ты подумал про русских? – вскинул брови Слейд.

- Я всегда думаю о русских, -  усмехнулся я. – Как француз всегда думает о сексе. Кроме того, они называли меня Стюартсеном.

- Ну и что?

- А то, что они знали, кем я был. Не кто я сейчас, а кем я был раньше. Согласитесь, есть определенная разница.

Слейд бросил короткий взгляд на Грэхема и сухо приказал:

- Выйди.

Тот явно обиделся, но ослушаться не посмел. Когда дверь за ним закрылась, я с облегчением вздохнул:

- Слава богу, детей отослали спать, теперь поговорим, как большие. Откуда вы только его выкопали? Вы же знаете, что я не терплю дилетантов.

- С чего ты взял, что он дилетант?

- Чувствую.

- Он хороший человек. А вот ты все изгадил. Такое простое дело – передать посылку от А к Б. Нет, я знал, что ты давно не у дел, но чтобы так растерять форму… Говоришь, они назвали тебя Стюартсеном? Ты понимаешь, что это может значить?

- Кенникен, -  мрачно ответил я. –Так он здесь? В Исландии?

- Откуда я знаю? – пожал плечами Слейд. – Когда ты встретился с… ну, с тем, в аэропорту, что он тебе сказал?

- Не слишком много. Мне приготовили машину, я должен был поехать кружным путем и оставить затем машину у отеля. Все это я выполнил.

- Были проблемы?

- А должны были быть?

- Нам намекнули, что могут быть, -  раздраженно отозвался Слейд. –Вот мы и решили отправить тебя в объезд. Грэхем!

Он встал и с недовольным видом двинулся к двери.

- Мне очень жаль, Слейд, -   посетовал я. – Правда, жаль.

- Твои сожаления на хлеб не намажешь. Придется подумать, как выходить из положения. Черт, я привлек тебя только потому, что у нас слишком мало кадров, а из- за твоей глупости мы, кажется, теряем целую страну. Грэхем! Позвони в отдел в Лондоне. И распорядись, чтобы мне приготовили самолет. Нужно поторапливаться.

- И мне тоже? – деликатно кашлянул я.

Слейд метнул на меня злобный взгляд:

- Ты уже достаточно напортил.

- Ну, и что же мне делать?

- Катись ко всем чертям. Возвращайся к своей подружке и милуйся с ней, сколько хочешь. Но главное, остерегайся Кенникена, потому что я лично пальцем не шевельну, чтобы его остановить. Хорошо бы он тебя поймал!

Дверь захлопнулась, а я медленно опустился на кровать. Если я встречусь с Кенникеном, это будет встреча со смертью…

продолжение следует...

Эдмон Бали,
перевод с французского
Виктории Мурашовой

Оценить эту статью:          

 
Женский журнал



Copyright © 2004-2016 WomenMagazine.ru, Связаться с нами.
размещение рекламы в интернете