Женский журнал
WomenMagazine.ruДобавь в закладки!Форум

ЖЕНЩИНЫ ИМПЕРАТОРА


Тема: Звезды
   В эпоху Великого Рима женщинам не разрешалось участвовать в политической жизни страны. Но они проявляли свои амбиции иначе – они правили через своих мужей. В общем-то, это так или иначе происходило во все эпохи, но именно в эпоху Великого Рима мужья не стыдились признаваться, что получили совет именно от жены и воспользовались им!

С окончанием гражданской войны в Риме была введена новая система заключения браков, благодаря которой женщине позволялось оставаться под властью отца, а не мужа. Это лишало мужа права смотреть на нее как на свою собственность. Их отцы, братья и дядья зачастую более благосклонно глядели на роль женщины, были более снисходительными и проявляли большую гибкость, что давало женщинам большую свободу в делах. Получить развод стало намного легче, и повторные браки стали случаться все чаще. Прелюбодеяние (которое определялось как связь замужней женщины с чужим мужчиной) оставалось преступлением, но все меньше и меньше являлось грехом.

Старому императору Августу не по душе приходились такие перемены. Он видел в них падение морали и нравов. Жены, матери, дочери и любовницы словно с цепи сорвались, преследуюя свои собственные цели и интересы в ущерб нуждам своих мужей и интересам Империи. Удивительно, что Риму вообще удалось продержаться так долго, учитывая серьезные умственные проблемы последних императоров и махинации и интриги женщин, которые окружали даже самых нормальных из них.

Существенно важное место в жизни созданного Августом государства играла его собственная семья. Она должна была являть собою пример староримской добродетели, верности отечественным нравам, быть своего рода эталоном для каждого римлянина в его домашней повседневной жизни. Однако в своей семейной жизни Август столкнулся с запутанными и драматическими ситуациями.

Первые два брака Августа были продиктованы чисто политическими мотивами. Он пытался сблизиться с Марком Антонием, видным полководцем и политическим деятелем, и вскоре женился на одиннадцатилетней Клодии, падчерице Марка Антония. Этот союз оказался недолговечным. Август развелся с Клодией почти сразу же после свадьбы из-за новой ссоры с ее отчимом. Через несколько лет в жизнь Августа вошла

Скрибония, его вторая жена.

Стремясь к примирению и сближению с другим своим врагом, Секстом Помпеем, Август женился в 40 г. до н. э. на Скрибонии, которая до того уже была замужем за двумя консулярами и от одного имела детей. Этот брак также носил политический характер: он должен был скрепить мир Августа с Секстом Помпеем, женатым на племяннице Скрибонии. И этот брак был продолжительнее, хотя и не был счастливее, чем первый. Август не считал нужным хранить верность жене, да это и не было принято у мужчин Древнего Рима. Он открыто изменял ей, ничуть не заботясь о ее чувствах. Рассказывают, что друзья Августа подыскивали ему любовниц. По Риму ходила также история о том, как при муже Август увел жену одного консуляра в спальню, а потом привел обратно, растрепанную и раскрасневшуюся.

В 39 г. до н. э. Скрибония родила Августу дочь Юлию, однако в тот самый день, когда Юлия родилась, он известил Скрибонию о разводе, оправдываясь тем, что «устал от ее дурного нрава». Но на самом деле развод Скрибонии он дал из-за того, что она позволила себе ревновать. Впрочем, для развода имелась и другая важная причина:

Ливия, третья жена и мать Тиберия.

Август влюбился в Ливию, когда и он и она были еще связаны узами предыдущего брака, и когда она была беременна от первого мужа, Тиберия Нерона. Август принудил его развестись с Ливией, развелся сам со Скрибонией, женился на Ливии и усыновил ее сыновей: Тиберия и впоследствии родившегося Друза. Этот скандальный брак был, несомненно, браком по любви. Август взял ее, как говорится, от живого мужа беременной; по этому поводу в Риме ходило много сплетен и анекдотов; говорили, например, что у счастливцев жена рожает на третий месяц брака. Хотя Ливия вышла из среды, враждебной Августу, Август всем пренебрег. Двадцатилетняя Ливия находилась тогда в расцвете своего очарования и слыла первой красавицей Рима. Август, похоже, оценил не только это, увы, скоропреходящее свойство, но и редкостный ум жены Тиберия Нерона.

По традиционным римским меркам это был довольно удачный брак. Ливия прекрасно понимала, насколько удачную партию она сделала этим замужеством. Поэтому, в отличие от Скрибонии, она сквозь пальцы смотрела на продолжавшиеся увлечения мужа. Она с достоинством играла роль «первой леди» Рима и исподволь все более прибирала Августа к рукам, умело потакая слабостям супруга. В частности, Ливия в угоду сластолюбию стареющего тирана повсюду покупала молоденьких рабынь, большим любителем которых был Август. Но атмосфера в окружении Августа была трудной. Его домашние и приближенные соперничали между собой, борясь за власть. Даже собираясь поговорить с женой, Август набрасывал конспект беседы, чтобы не сказать чего-нибудь лишнего. Позже в Риме подозревали, что Ливия отравила Августа.

В то же время император настолько ценил мнение жены, что советовался с ней по наиболее важным вопросам. Во время балканской войны, когда Август уезжал из Рима, он оставлял ей дубликат своей печати, и, поддерживая с ним тесную связь при помощи конных курьеров, Ливия сама вершила все дела. И хотя как порядочная римская жена Ливия была вынуждена оставаться в тени своего мужа, Август ценил ее советы, и умер с ее именем на губах. К несчастью, от этого брака не осталось детей, и вопрос о наследнике империи остался открытым.

Когда нет прямого наследника, всегда существует опасность, что после смерти императора последует хаос и разруха, и конечно бесчисленные интриги. Самому Августу больше всего не хотелось, чтобы наследником был сын Ливии Тиберий. Но неожиданные смерти других претендентов просто не оставили ему другого выбора, как объявить своим преемником Тиберия. Многие верили, что к этим смертям приложили руку Ливия и ее сын. Неизвестно также, сколько усилий приложила Ливия, чтобы убедить своего мужа признать Тиберия своим преемником. Многие были убеждены, что Тиберию удалось стать императором только благодаря Ливии. Тем не менее, спустя 9 лет, Тиберий отказывается от матери и прекращает все отношения с нею.

Ливия, сыграв ключевую роль в приведении сына к власти, явно была намерена разделить с ним бремя управления государством. Но намерения вдовствующей императрицы натолкнулись на неожиданное препятствие - таковым явился сам Тиберий. Человек уже немолодой и крайне самолюбивый, он, конечно, сознавал, чем обязан матери, но неимоверно тяготился необходимостью постоянно проявлять эту благодарность. Тиберий оскорбился, когда сенат предложил официально именовать его не только "сын божественного Августа", но и "сын Ливии". Он твердо решил "поставить на место" мать и не допустить, чтобы она в любой форме стала его соправительницей. Поэтому он не допустил, чтобы ее величали "матерью отечества" и чтобы ей оказывали от государства великие почести, напротив, он не раз увещевал ее не вмешиваться в важные дела, которые женщинам не к лицу.

Ливия болезненно переживала метаморфозу, происшедшую с ее сыном, пыталась протестовать, открыто и многократно напоминая ему, что именно она возвела его на трон, но Тиберий стоял на своем. Хотя поначалу и нуждался в советах матери по многим важным проблемам. Но постепенно отчуждение становилось все более глубоким, пока они вообще не перестали видеться.

...Ливия умерла в 29 г., на пятнадцать лет пережив своего супруга. Тиберий, уже несколько лет как обосновавшийся на Капри, на ее похороны не приехал...

Юлия, дочь Августа.

Первый муж Юлии умер спустя два года после свадьбы, когда Юлии было только 16 лет. Надеясь на рождение внука, которому он смог бы передать бразды правления, Август заставил дочь выйти замуж за Агриппу, богатого полководца вдвое старше Юлии. Ходили слухи, что Юлия отнюдь не хранила верность мужу. От брака Агриппы и Юлии родились два сына — Гай и Луций. Их обоих Август «купил» у родителей, т. е. усыновил; впоследствии они фигурировали как его сыновья. К несчастью, оба они слишком рано умерли, не успев оставить заметного следа в истории Рима.

Агриппа умер через девять лет, оставив Юлии неплохое состояние, позволяющее ей жить в свое удовольствие, но только пока снова не вмешался отец. В этот раз Юлия должна была выйти замуж за Тиберия. Ради этого Август заставил Тиберия, как впрочем и всех мужей Юлии развестись с его женой Випсанией (кстати, дочерью Агриппы). Випсания была единственной, кого искренне и глубоко любил этот надменный нелюдим. Можно лишь догадываться, что творилось в его душе. Случайно встретив однажды бывшую жену на улице, он проводил ее взглядом, полным слез. После этого были приняты меры, чтобы они никогда больше не встречались.

Брак был заключен против воли обеих сторон и оказался на редкость неудачным, быстро вызвав взаимную ненависть, откровенную со стороны не привыкшей стеснять себя в чем-либо Юлии, глухую, но тем более упорную, со стороны Тиберия, который не мог позволить себе проявить свои чувства открыто. Впрочем, Август не был расположен обращать внимание на такого рода «мелочи».

В доме Августа господствовала атмосфера непрекращающегося скандала между мачехой и падчерицей. Ливия стремилась упрочить положение своих сыновей; Юлия, а потом и ее дети ей мешали. Что до Юлии, то она вела себя дерзко и вызывающе, и изменяла Тиберию, как когда-то Агриппе с многочисленными любовниками. Она часто появлялась в обществе молодых мужчин. Заметив осуждающий взгляд Августа, когда она облачилась в роскошный дорогой наряд, она на следующий день надела скромное одеяние римской матроны и на похвалы отвечала: «Сегодня я одета, как это нравится отцу, вчера — как мужу». Публичные оргии, в том числе и на Форуме, многочисленные любовники, о которых также все знали, — все это могло хоть кого вывести из терпения.

Когда же Августу были представлены бесспорные доказательства нарушения Юлией супружеской верности, да еще препарированные особым образом (о ее разврате рассказывали явно невероятные подробности), гнев потрясенного Августа был страшен. Некоторым ее любовникам было приказано покончить с собой; других отправили в пожизненную ссылку, а спустя много лет казнили. Решая судьбу дочери, император колебался, не казнить ли и ее, воспользовавшись старинной властью отца семейства над жизнью и смертью своих детей, но в конце концов отправил Юлию на Пандатерию, крошечный островок у италийского побережья.

Юлию лишили вина, косметики, хорошей одежды - вообще всех предметов роскоши, стражей ей служили евнухи и старики. Ей не было разрешено принимать посетителей, она должна была каждый день прясть пряжу, как в детстве. Остров, куда ее сослали, был очень маленький, и Ливия намеренно усилила страдания Юлии, держа там год за годом без смены одну и ту же стражу; естественно, стражники винили пленницу за то, что оказались сосланы на этот одинокий гнилой остров.

Единственный, кто хорошо показал себя в этой некрасивой истории, - мать Юлии, Скрибония, с которой Август развелся, чтобы жениться на Ливии. Много лет она вела уединенную жизнь вдали от мира и была очень стара, но она не побоялась пойти к Августу и попросить разрешения разделить изгнание дочери. Скрибония сказала ему в присутствии Ливии, что дочь забрали у нее сразу же после рождения, но она всегда обожала ее на расстоянии и теперь, когда весь свет отвернулся от ее милой девочки, она хочет показать, какова любовь «истинной» матери. Она считает, что бедное дитя ни в чем не виновато: ее поставили в очень трудное положение. Просьба Скрибонии была выполнена.

Когда же императором стал Тиберий, он разрешил своей бывшей жене переехать на более цивилизованный остров, где она и оставалась до самой своей смерти. Ее мать Скрибония умерла от лихорадки еще на Пандатерии.

Подготовила Марина АЛЬ-РАБАКИ

Оценить эту статью:          

 
Женский журнал



Copyright © 2004-2016 WomenMagazine.ru, Связаться с нами.
размещение рекламы в интернете