Женский журнал
WomenMagazine.ruДобавь в закладки!Форум

Евфросинья полоцкая


Тема: Звезды
   Первым великим сеятелем духовных зерен, т. е. духовной культуры, христианского вероучения, достижений европейской и мировой цивилизации на старорусских землях, была княжна Предслава из славного города Полоцка, которая на заре нашей писаной истории в XII веке в полную меру оценила выдающуюся роль просвещения в жизни народа и отдала этому делу все свои выдающиеся способности и силы без остатка.

Полоцк был самым крупным городом Белоруссии того времени. С глубокой древности он известен как крупнейший центр ремесла и торговли. Уже в VIII веке здесь велась торговля с арабами, а позднее начались оживленные торговые отношения со Скандинавией и островом Готландом. Свидетельством этому являются скандинавские саги, в которых постоянно упоминается Полоцк. Первые сведения о Полоцке в древнерусских летописях относятся к 862 году.

Ранний рост и процветание города прежде всего объяснялось его исключительно выгодным для того времени географическим положением. По сути дела, город стоял на одном из самых оживленных в древности водных путей - пути “из варяг в греки”, который проходил по Западной Двине до Полоцка и оттуда по Березине и Днепру до Черного моря. Не менее важное значение для города имела и водная дорога по Западной Двине от Полоцка на восток, к Витебску и далее к Смоленску, в глубь русских земель. Все это давало возможность, с одной стороны, вести широкую торговлю с Византией, с другой - поддерживать интенсивные торговые связи с Москвой.

Экономический взлет Полоцкой земли сопровождался значительными достижениями в области культуры. В частности, в середине XI века на крутом берегу Западной Двины был построен величественный Софийский собор, ряд других культовых зданий. В это же время в Полоцке, как и в других значительных культурных центрах Киевской Руси, открывались первые школы и училища.

Поощрял всемерное развитие культуры и князь Святослав (в христианстве Георгий). Именно в его семье в начале XII века и родилась дочь, которой суждено было стать одной из самых замечательных героинь нашей древней истории. Новорожденной дали языческое славянское имя - Предслава.

Родители Предcлавы были по тому времени передовыми, образованными людьми. Ее отец некоторое время жил в Византии, где познакомился с достижениями византийской культуры. Мать - сестра византийского императора Мануила Комнина также была высокообразованным человеком.

Родители постарались дать дочери хорошее домашнее воспитание, которое предусматривало и обучение грамоте, что во времена Киевской Руси среди женщин было необычайной редкостью. “Житие” нашей героини, написанное в более поздние времена, повествует, что уже в раннем детстве она была учена “книжному писанию”, которое включало тогда такие предметы, как чтение, письмо, счет, пение, а также греческий и латинский языки. В процессе обучения Предслава проявила необычайные способности. Кроме удивительной одаренности она поражала окружающих редкой красотой.

Весть о том, что у князя в Полоцке растет красивая, мудрая и благочестивая дочь, разошлась далеко за границами Полоцкой земли. Со всех концов Киевской Руси в Полоцк зачастили сваты. Видя, что сватовство приносит любимой дочери много горечи, гостеприимный полоцкий князь, провожая гостей, говорил с поклоном, что княжна еще молода и до поры до времени он неволить ее не станет. Но в конце концов и он вынужден был уступить...

Узнав, что ее хотят обручить с одним молодым князем, Предслава тайно ушла из родительского дома в монастырь, игуменьей которого была ее тетка, и решила постричься в монахини. Тетка, видя юный цветущий возраст своей племянницы, а также опасаясь гнева своего брата - князя Георгия, вначале противилась ее желанию. Но, натолкнувшись на ее непреклонную волю, а также удивившись разуму отроковицы, решила принять племянницу в обитель. При пострижении в монахини Предслава, как сказано в ее “Житии”, получила имя Евфросиньи.

При пострижении в монахини Евфросинье Полоцкой было немногим более 12 лет (ранние браки в то время были в порядке вещей). Добавим, что монастырь, настоятельницей которого была тетка Евфросиньи, находился в центре Полоцка, в Верхнем замке, вблизи (или на территории) Софийского собора. Юная княжна переступила порог этого монастыря не только и не столько для того, чтобы всецело проводить жизнь в молитвах и постах, а также смиренно участвовать в нелегких монастырских трудах, но чтобы полностью посвятить себя научной и просветительской работе, чтобы в совершенстве овладеть тогдашней книжной мудростью и передать эту мудрость другим людям. Это занятие увлекало ее с раннего детства, и монастырь в то время был единственным средством для реализации подобной жизненной цели.

Поэтому поступок юной полоцкой княжны не следует объяснять только мотивами религиозного фанатизма На этот шаг княжескую дочь толкнуло полное отсутствие возможности в то время для одаренной девушки заниматься умственным трудом, научной, просветительской, педагогической деятельностью. Другого пути для этого, кроме монастыря, в то время, когда даже элементарная грамотность среди женщин считалась излишней, просто не существовало. И этот единственный путь без колебаний, полностью отказавшись от личного счастья, выбрала первая русская женщина-просветитель и ученый.

Вскоре после своего пострижения в монахини Евфросинья добилась от тогдашнего полоцкого епископа Ильи разрешения поселиться в пристроенной к Софийскому собору келье, в так называемом “голубце каменном”, и там полностью отдалась самообразованию: чтению, размышлению, молитвам. В уединении и тиши она усиленно собирала “благие мысли в сердце своем, яко пчела сот”. Предметом ее чтения и размышления были прежде всего Библия, переведенная в IX веке на славянский язык Кириллом и Мефодием, и различные сборники: “Златоструй”, составленный в IX веке болгарским царем Симеоном и включавший в себя отрывки из бесед Иоанна Златоуста; “Шестоднев” болгарского экзарха Иоанна, содержащий объяснения первых глав Библии; “Измарагдам”, сборник отрывков из трудов Иоанна Златоуста, Василия Великого, Григория Богослова. Это были также различные “патерики” (так назывались сборники, включавшие житие святых) и сочинения самих отцов и учителей церкви.

Используя близкое родство полоцкого княжеского дома с домом византийского императора, юная просветительница из книг, получаемых из Константинополя, сформировала богатую личную коллекцию, которая легла в основу уникальной библиотеки при полоцком Софийском соборе. С течением времени библиотека эта, постоянно пополняясь редчайшими книгами и рукописями, стала настоящим духовным сокровищем восточнославянских земель, вызывая неподдельное восхищение как у современников, так и у последующих поколений.

Приобретя путем самообразования обширную и основательную эрудицию в области религиозно-нравственной и философской, Евфросинья Полоцкая берется за сложнейшее и труднейшее ремесло того времени, требовавшее солидной научной подготовки, терпения и художественных навыков,- ремесло переписчика книг. Часть переписанных Евфросиньей книг легла в основу начинавших тогда формироваться монастырских библиотек Полоцкого княжества. Другая же часть продавалась, а вырученные за них деньги княжна-монашенка щедро раздавала убогим и нищим - “требующим даяния”.

Кроме переписывания книг Евфросинья Полоцкая занималась переводами религиозно-философской и нравственной литературы с греческого и латинского языков на славянский язык, чем также значительно обогатила духовную культуру нашего народа того времени.

В результате подвижнической деятельности просветительницы полоцкая София на протяжении нескольких последующих веков была важным центром духовной культуры. Благодаря ее библиотеке многие поколения полочан, жителей Полоцкого княжества смогли получить хорошее образование, приобщиться к духовным сокровищам человечества, не покидая пределов города и княжества.

Евфросинья Полоцкая, как свидетельствует ее “Житие”, писала и свои произведения. Это были прежде всего молитвы и поучения религиозно-нравственного содержания. Форма и стиль поучений ярки и красочны и свидетельствуют о несомненных литературных дарованиях их автора. Приведем небольшой фрагмент одной из проповедей Евфросиньи, обращенной к монахиням Спасо-Евфросиньевского монастыря: “Вот собрала я вас, как наседка цыплят под крылья свои, словно божьих овец на пастбище пастись в приказаниях божих, и с верным сердцем забочусь о вашем спасении и научаю вас, надеясь увидеть духовный плод вашего труда. Уже столько слов науки божьей сеяла я на ниве ваших сердец, а нивы эти на месте стоят, не цветут добродетелями и совершенством... Молю вас, сестры мои, станьте чистой пшеницей Христовой и смелитесь на жерновах молитвы, смирения и чистой любви, чтобы быть душистым хлебом на празднике Христа”.

Сокровенной мечтой молодой просветительницы был педагогический труд, просвещение народа, обучение простых людей грамоте, создание училищ и школ. Словно угадав ее желание, полоцкий епископ Илья, видя безграничное самопожертвование молодой монахини, предложил ей создать недалеко от Полоцка в деревне Сельцо женский монастырь. В деревне находился загородный архиерейский (епископский) дом с небольшой деревянной церковью Святого Спаса, которые и должны были стать основой будущего монастыря.

Грамоте обучали не только принимаемых монахинь, но также всех желающих женщин-мирянок. В этом деле молодой полоцкой игуменье помогали столь же увлеченные и преданные Делу просвещения девушки из княжеской семьи, которые последовали примеру Евфросиньи и постриглись в монахини. Именно представители полоцкого княжеского рода и составили первый в истории кружок женщин-просветительниц, местопребыванием которого стал Спасо-Евфросиньевский монастырь недалеко от Полоцка.

Руководством при обучении грамоте служила в то время “Псалтырь”. По сути дела, это был букварь, после прохождения которого обучавшийся считался грамотным, или, как тогда говорили, книжным человеком, и мог “чести всякия книгы”. Поэтому закономерно и символично, что три столетия спустя, продолжая бессмертные традиции Евфросиньи Полоцкой, именно с “Псалтыри” начал свою издательскую деятельность Франциск Скорина, который также сыграл большую роль в расширении грамотности среди простых людей, в демократизации образования, в просвещении народных масс. Просветительский характер этой книги ярко выражен издателем в его предисловии к “Псалтыри”, где отмечается, что ее назначение - прежде всего дать “детям малым початок всякое доброе науки, дорослым помножение в науке, мужам мощное утвержение”. Все это дает основание рассматривать белорусского первопечатника как прямого и непосредственного продолжателя великого дела Евфросиньи Полоцкой.

Несомненная заслуга полоцких просветительниц не только в обучении грамоте, в открытии первых на нашей земле народных училищ, но также в собирании, переписывании и распространении книг, основании библиотек, развитии традиций летописания.

С именем полоцкой просветительницы связано также строительство храмов на белорусской земле. Став игуменьей новооснованного монастыря, Евфросинья Полоцкая решила вместо старой деревянной церкви возвести новую, каменную. Строительство церкви заняло ровно тридцать недель. Здание церкви, которое сохранилось до наших дней, поражает своими пропорциями, изяществом и красотой.

С изысканным художественным вкусом был оформлен интерьер церкви. Стены ее украшали замечательные фрески, написанные неизвестными полоцкими художниками XII века. Ученые считают, что одна из этих поразительных по красоте и изяществу дошедших до нас фресок весьма напоминает облик самой Евфросиньи Полоцкой. Среди фресок выделяются также изображения греческих отцов церкви - Иоанна Златоуста и Василия Великого. Кроме художественной ценности, их изображения дают дополнительный материал для характеристики взглядов самой Евфросиньи Полоцкой. В частности, Василий Великий считал возможным использование в интересах христианства античного культурного наследия. В своих трудах он обильно цитировал античных философов. Сочинения Василия Великого, переведенные на славянский язык, служили источником для знакомства с античными мыслителями.

Большую ценность представляла собой имевшаяся в Спасской церкви икона Богоматери, написанная, по преданию, евангелистом Лукой. История ее приобретения Евфросиньей Полоцкой, которая обладала тонким эстетическим вкусом, такова. Пользуясь своим родством с византийским императорским домом, она отправила своего посланца Михаила к императору Мануилу Комчину и константинопольскому патриарху Луке Хризовергу с богатыми дарами и одновременно с просьбой прислать в ее монастырь одну из трех икон Богородицы, написанных евангелистом Лукой. Эти иконы находились в разных городах - Константинополе, Иерусалиме и Эфесе. Император и патриарх прислали Евфросинье икону Богоматери из города Эфеса. В настоящее время эта икона находится в Русском музее Санкт-Петербурга.

Завершив строительство Спасской церкви, Евфросинья принялась за возведение нового храма - церкви Святой Богородицы, возле которого возник мужской монастырь. Возможно, по ее замыслу были построены и другие замечательные сооружения. Однако от них до наших дней не сохранилось даже следа...

Местом постоянного пребывания Евфросиньи Полоцкой стала Спасская церковь, строительство которой она считала боговдохновенным делом. Церковь, построенная в середине XII века, наперекор всем историческим испытаниям сохранилась до наших дней, пережив все бури и лихолетья. Это единственный сохранившийся памятник, связанный с жизнью и деятельностью Евфросиньи Полоцкой, дошедший до наших дней.

На склоне лет Евфросинья Полоцкая решила совершить паломничество в Константинополь и Иерусалим. Во время пребывания в Иерусалиме весной 1173 года она занемогла и после непродолжительной болезни скончалась.

После ее смерти святость ее признали как русская православная, так и католическая церковь. Однако значительно раньше полочане, узнав о смерти Евфросиньи и не дожидаясь официальной канонизации, признали ее святой и начали праздновать день ее памяти 23 мая.

Светлана Иль

Оценить эту статью:          

 
Женский журнал



Copyright © 2004-2016 WomenMagazine.ru, Связаться с нами.
размещение рекламы в интернете