Женский журнал
WomenMagazine.ruДобавь в закладки!Форум

Цена свободы


Тема: Истории
   У Нонны, женщины более чем приятной во всех отношениях, был любовник...

Нет, не ждите душераздирающей истории о роковом треугольнике, где третьей вершиной является ревнивый муж, о пылких объятиях украдкой на квартире у временно отсутствующей подруги и прочей романтической чепухи. Во-первых, Нонна была в разводе, и так давно, что успела забыть даже внешность своего бывшего мужа. Во-вторых, дамой она была не только приятной, но и практичной, и после первого неудачного брачного опыта любила повторять, что еще раз она выйдет замуж лишь под общим глубоким наркозом. В-третьих, любовник был, а любви не было, и встречалась Нонна с Валентином, по ее собственным словам, “для здоровья”. Поскольку в постели был он достаточно хорош.

Но при таком замечательном “таланте” Валентин обладал целым набором недостатков. Самым незначительным из них был тот, что существовала вполне законная жена, которая неоправданные отлучки мужа из дома не поощряла, а, наоборот, карала и немилосердно. А самым главным недостатком, во всяком случае, в глазах Нонны было абсолютное отсутствие интеллекта как такового. За всю свою жизнь Валентин прочел полторы книги, причем одну еще в школьные годы, газет не читал в принципе, а из телевизионных передач уважал только спортивные программы, а также ночные выпуски “Плейбоя”. В общем, был прост и незатейлив, как штыковая лопата.

Нонна, здраво рассудив, что умные разговоры можно вести с кем-нибудь еще, а первоклассные любовники на дороге не валяются, ни в прямом, ни в переносном смысле этого слова, однажды завязавшиеся с Валентином отношения прерывать не спешила. Встречались раз в неделю в ее собственной квартире, получали свою долю радости и расходились, вполне довольные друг другом. Правда, Валентин пару раз заикался о том, что хорошо бы эти отношения узаконить — он ради этого готов развестись, но, понятное дело, ответного энтузиазма не встречал. Что еще крепче привязывало его к любовнице, поскольку все другие знакомые женщины только и мечтали о том, чтобы сочетаться законным браком. Причем немедленно.

Ко всему прочему Нонна отменно готовила. И если принять за аксиому достаточно банальное высказывание о том, что путь к сердцу мужчины лежит через его желудок, то в данном случае успех был стопроцентный. Законная жена Валентина кулинарными изысками не увлекалась, вершиной ее стряпни были котлеты с картошкой и соленым огурцом, купленным на ближайшем рынке.

Нонна же пекла пироги и пирожки, варила украинские борщи и русские щи, огурцы солила собственноручно, а грибы мариновала так, что прославилась среди достаточно широкого круга своих друзей и знакомых. Которым, кстати, Валентин представлен не был. Более того, они и не подозревали о его существовании. Будучи заместителем директора одного из средних по масштабу банков, Нонна сгорела бы со стыда, узнай кто о ее связи с инженером так и не перестроившегося занюханного КБ, с человеком, который к тому же не мог поддержать самого простого разговора о превосходстве французских детективов над американскими.

Естественно, возникает вопрос: почему такая женщина оказалась вынужденной довольствоваться подобным мужчиной? Ответ прост: искать интеллектуального любовника Нонне было некогда. Главное место в ее жизни занимала работа, не отказывала она себе и в таких радостях, как регулярное посещение салона красоты, бассейна, теннисного корта и массажного кабинета. Любила почитать вечером хорошую книгу или посмотреть хороший же фильм. Но главное — все друзья и знакомые были давно и прочно семейными людьми, а отбивать чужого мужа было как-то неинтересно. Да и вообще, лучшее — враг хорошего, считала Нонна. Есть Валентин, ну и ладушки. Другим хуже: приходится вибратор покупать, чтобы решить всякие интимные проблемы. А тут – море удовольствия и никаких обязанностей, разве что посуду после трапезы помыть. Так и для этого, слава Богу, посудомоечная машина имеется.

К счастью для Валентина, он искренне не понимал, какая пропасть на самом деле существует между ним и его любовницей. Воспринимал ее только как необычайно привлекательную женщину, которая умеет ублажить мужика и в постели, и за столом. Роскошную библиотеку считал предметом меблировки и только. О том, что Нонна зарабатывает больше него, конечно, догадывался, но представить себе не мог, насколько больше. С неподдельным интересом слушал ее рассказы о заграничных командировках и поездках на заморские курорты, но сам прекрасно обходился двумя неделями в деревне у тещи. По-своему он Нонну даже любил, только выразить это словами был решительно не в состоянии. И не из-за эмоциональной тупости, а исключительно из-за крайней ограниченности словарного запаса, как такового.

Длилась эта связь — романом назвать рука не поднимается — года три. Нонне исполнилось сорок лет, и свой день рождения она решила отметить достаточно своеобразно: устроить трехдневный отдых в Риме. Посидеть в ресторане, выпить хорошего вина, погулять по прекрасному ночному городу и купить себе какой-нибудь абсолютно бесполезный, но роскошный подарок. Например, дамский пистолет восемнадцатого века. Или золотую пудреницу. Или еще что-нибудь, что приглянется.

Сказано — сделано. Первый день в Риме прошел именно так, как мечталось Нонне. А на второй день на террасе уличного кафе она обратила внимание на мужчину, который кого-то ей напоминал. Пока она пыталась вспомнить, кого именно, мужчина встал, подошел к ее столику, и на чистом русском языке попросил позволения присесть. Нонна ошарашенно кивнула, а незнакомец мило улыбнулся и сказал:

— Мы с вами встречались на одном из мероприятий в вашем банке. Но вы были так заняты, что меня даже не заметили. Но мир, как видите, тесен, и если мне не удалось познакомиться с вами в Москве, то придется это делать в Риме. Вас зовут Нонна, я знаю. А меня — Игорь.

— Так вы русский? — поразилась Нонна.

— Это вас разочаровывает? Да, русский, и даже не эмигрант, а самый что ни на есть российский подданный. Здесь в командировке по делам своего банка. А вы?

— А я праздную свой день рождения. Решила сделать себе такой подарок.

— Вы всегда делаете подарки сама себе?

— Нет, не всегда. Но чаще, чем мне хотелось бы.

Пересказывать дальнейший разговор, наверное, не имеет смысла. Закончился он тем, что Игорь попросил Нонну о свидании этим же вечером, поскольку сейчас должен был уйти по своим делам, и получил согласие. Любовь с первого взгляда — явление проблематичное, но вот симпатия, возникающая при первой же встрече, вполне может стремительно перерасти во что-то более серьезное. Проверено временем и опытом.

Вечернее свидание не разочаровало ни Нонну, ни Игоря. У них оказалась масса интересных тем для обсуждения, они с удовольствием отметили совпадение многих точек зрения и личных пристрастий и вообще прекрасно провели время. Жаль было, конечно, что Нонне предстояло через день улетать обратно а Москву, но, во-первых, в запасе имелся еще один вечер, а во-вторых, Игорь должен был вернуться в столицу России всего лишь через несколько дней. Жизнь явно поворачивалась к Нонне самой благоприятной стороной, а такие моменты она умела ценить по достоинству.

Второй вечер прошел еще лучше, чем первый. Правда, Нонна была слегка ошарашена тем, что Игорь преподнес ей прелестную золотую цепочку с изящным медальоном, извинившись за несколько запоздалый подарок ко дню рождения. Но это удивление тоже было приятным. Как и совместный ужин, и совместная прогулка, и... да, все правильно, совместно проведенная ночь. Возможно, кто-то осудит мою героиню за легкомысленное, граничащее с распутностью поведение (ложиться с мужчиной в постель на второй день знакомства!), но я этого делать не буду. Случается, что все происходит не только со второй, но даже и с первой встречи, а порой — и на первом же часе знакомства. И ничего — некоторые такие пары до сих пор живут в любви и согласии, чего и нам с вами искренне желаю.

На следующий день Нонна улетела домой, увозя совершенно восхитительные воспоминания и мечты о новой встрече уже на московской земле. Ибо Игорь обещал позвонить немедленно по возвращении, и непохоже было, чтобы он шутил или лукавил.

Кстати сказать, он так и сделал, хотя я прекрасно понимаю, что куда правдоподобнее было бы описывать страдания Нонны, тщетно ожидающей телефонного звонка день за днем, неделя за неделей, месяц за месяцем. Но жизнь — это плохая литература, и в ней самые невероятные повороты сюжетов случаются куда чаще, чем в романах. Не было мучительных и бесплодных ожиданий. Был обещанный телефонный звонок, новая встреча, и не одна, и наконец предложение сочетаться законным браком. Хэппи энд, то есть счастливый конец, казалось бы.

Увы, это только казалось. Там, в Риме, Нонна начисто забыла о Валентине. Никакой любви к нему она никогда не испытывала, а новые восторги и упоения мгновенно стерли из памяти прошлые. Только по дороге из аэропорта домой Нонна вспомнила, что через два дня должно состояться обычное свидание у нее на квартире, но при этом лишь досадливо передернула плечом. Ну, отменит она это свидание, зачем теперь все эти заморочки? Взрослый, женатый мужик, не помрет же он от того, что любовница укажет ему на дверь.

Разумеется, Валентин от этого не помер. И отмену свидания перенес стоически, тем более что преподнесла ему Нонна эту новость под соусом чрезвычайной перегруженности на работе. Такое случалось пару раз за три года, и хотя ликования, естественно, не вызывало, но воспринималось достаточно спокойно. Но когда Нонна отменила и следующую встречу, Валентин воспринял это уже гораздо менее лояльно:

— Я могу что-нибудь придумать и выкроить пару часов в выходные. Я уже за тобой соскучился, ты что, не понимаешь?

От этого “за тобой” у Нонны непроизвольно свело челюсти, хотя слышала она это прелестное выражение не в первый раз и давно научилась не обращать внимания на не совсем правильную речь любовника.

— Я все прекрасно понимаю. Но так складываются обстоятельства. В конце концов, когда ты уезжаешь на две недели в деревню к теще, я не устраиваю из этого трагедии.

— Ну, понятно. Только давай через неделю — как штык. Больше я не выдержу. А с женой у меня не получается так, как с тобой.

Нонна только вздохнула. Сагу о жене, с которой ничего не получается, она уже давно выучила наизусть. Но если до “римских каникул” слова эти пролетали бы мимо ее ушей, а тем более сознания, то теперь невероятно раздражали. И посему она решила: хватит. Надо будет в следующий раз назвать вещи своими именами, сказать, что любовь ушла, помидоры увяли и вообще — чао, бамбино, сорри. То есть по-русски: извини, милый, что без скандала обошлось, но нам пора расстаться.

Именно это она и сказала при очередном телефонном звонке Валентина, но понимания не встретила. Да, он вник и осознал, что она встретила другого мужчину, в которого влюбилась и который влюбился в нее. Понятно, что переспали — куда же без этого, он, Валентин, без претензий, даже интересно, пусть при случае расскажет подробности. Но почему при этом надо прекращать такие приятные свидания — непонятно. Был один любовник, будет два — в чем проблема-то?

— Проблема, милый, — терпеливо пыталась втолковать ему Нонна, — заключается в том, что я по-лю-би-ла! Более того, собираюсь замуж. И любовник мне при таком раскладе не нужен. Чтобы тебе было понятнее: на фига козе баян, когда ей и так весело?

— При чем тут коза? И баян еще какой-то? Ну, собралась замуж — ради Бога. Я тебя не отговариваю. Только почему ты со мной не хочешь встречаться? Чем я плох?

— Ты всем хорош, иногда даже чересчур. Но я не хочу изменять мужу. Не хочу. И не буду. Так что разойдемся тихо и мирно, без претензий. Ты женат, я выхожу замуж — вот и все! И никаких проблем.

Как она ошибалась! Проблемы возникли там, где их не ожидалось в принципе. Валентин звонил чуть ли не каждый вечер, выбегая для этого к телефону-автомату и выдерживая настоящие сражения с женой из-за постоянных неоправданных отлучек из дома в неурочное время. Он просил, умолял, заклинал, признавался в любви до гроба, жаловался на беспросветную тоску и одиночество. Недоумевал, почему нельзя иметь любовника, будучи замужней женщиной, другие и по несколько имеют, и ничего. В общем, цирк, а в нем кино про войну — другими словами этого и не выразишь.

Наконец терпение Нонны лопнуло, и она сухо попросила экс-любовника больше ей не звонить. Потому что, когда говорят “не хочу”, это означает именно нежелание встречаться вообще, а не только в интимной обстановке. И вообще, поезд ушел, рельсы разобрали, кто не успел, тот опоздал, спасибо за внимание, извините за беспокойство. И положила трубку со вздохом облегчения. Продолжалось это состояние “облегчения” ровно сорок минут. После чего раздался звонок, но уже во входную дверь. Зная ослиное упрямство Валентина, Нонна дверь открыла, иначе в процесс выяснения отношений оказались бы вовлеченными все соседи по лестничной площадке, а также живущие этажом выше и ниже.

— Я все обдумал, — начал Валентин с порога. — Если ты меня разлюбила, понятное дело, тут уж кранты. Навязываться не буду, не боись. Но ты должна и обо мне подумать, о моем будущем.

— Это как? — обалдела Нонна.

— А так, что прежде, чем меня бросить, ты должна найти мне любовницу. Не на улице же мне подбирать — неизвестно, на кого нарвешься.

— Интересное кино! А то, что мы с тобой на пляже познакомились, это тебя не смущало?

— Ну так ведь обошлось. И потом после тебя мне абы какая баба не нужна. Ты — женщина моего уровня, культурная, с тобой поговорить есть о чем, опять же — порядочная, направо-налево не гуляешь...

Когда Нонна услышала, что она — женщина уровня Валентина, ей стало не то чтобы плохо, а как-то не по себе. Неужели она настолько преувеличивала масштабы своего интеллекта? И ведь говорилось-то на полном серьезе: чувство юмора у мужика напрочь отсутствовало.

— Так что найди себе замену, — завершил Валентин монолог, — и свободна. А до этого придется тебе по-прежнему со мной встречаться.

— А если я не хочу? Насиловать будешь?

— Зачем? Просто расскажу твоему жениху, что и как у нас было. Понятно?

— Понятно, — обреченно кивнула Нонна, мучительно отыскивая выход из этой идиотской ситуации. Тысячи мужиков бросают любовниц практически ежедневно, а тут — на тебе! — вцепился мертвой хваткой. Уж если не повезет, так по-крупному. И тут ее осенило...

— Вот что я тебе скажу. Искать тебе любовницу я, конечно, не буду. Но дам несколько телефонов одиноких и приличных женщин, а дальше — сам. Такой вариант тебя устраивает?

Через полчаса ей удалось втолковать Валентину все преимущества подобного варианта, выпроводить его восвояси, перевести дух и набрать номер телефона знакомой дамы, которая пару лет назад открыла собственное брачное агентство и на жизнь не жаловалась. Наспех состряпав какую-то более или менее убедительную версию, она заручилась обещанием дамы завтра же прислать по факсу список не менее десяти женщин, более или менее соответствующих запросам Валентина. И легла спать, приняв таблетку снотворного — средство, к которому она прибегала в исключительных случаях.

Неделю спустя она вручила Валентину список, за который заплатила пятьсот кровных рублей, и достаточно холодно осведомилась, может ли считать себя свободной. Валентин не менее холодно ответил, что там видно будет, надо для начала познакомиться хотя бы с одной, а еще лучше — со всеми. Чтобы было, значит, из кого выбирать.

— В общем, позвоню, — великодушно обронил он на прощание. — До моего звонка замуж не выходи, потерпи. Иначе...

Грозному предостережению Нонна не вняла: Игорь торопил со свадьбой, а видимых причин откладывать ее не было. Скромное торжество состоялось спустя два месяца после замечательной встречи на итальянской земле. Молодые провели неделю на Кипре, вернулись в Москву и зажили почти замечательно. Нонна перебралась к Игорю, к себе на квартиру заезжала от случая к случаю, взять что-то необходимое или тогда, когда муж уезжал в командировку. И каждый раз вздрагивала от телефонного звонка: Валентин мог отчебучить такое, что и во сне не приснится.

Но когда он действительно позвонил, Нонна ушам своим не поверила. Такого исхода своего авантюрного в общем-то замысла она и не предвидела:

— Мать, — рокотал страшно довольный голос Валентина, — ты все-таки гениальная баба. Только ты могла такое придумать. Спасибо тебе, все путем.

— Тебе кто-то подошел? — осторожно спросила Нонна, не веря своему счастью.

— Кто-то! Трое! Теперь у меня такой кайф — не поверишь. Через день их по очереди навещаю, своей дуре мозги запудрил насчет сверхурочных, ну и вообще... К каждой — раз в неделю, они довольны, я — тем более. Ты ведь девочка хрупкая, так часто не можешь, да и работа твоя... В общем, нормально. Спасибо тебе за порядочность.

— И тебе спасибо за доверие, — машинально откликнулась Нонна.

Так что трагедия не состоялась. Все остались довольны и даже счастливы. Кроме, пожалуй, жены Валентина, но ведь нельзя же угодить всем сразу.

Даже за большие деньги.

Светлана МАРЛИНСКАЯ

Оценить эту статью:          

 
Женский журнал



Copyright © 2004-2016 WomenMagazine.ru, Связаться с нами.
размещение рекламы в интернете