Женский журнал
WomenMagazine.ruДобавь в закладки!Форум

Череп на свадебном столе


Тема: Семья

Эту историю можно начать так, как обычно начинают сказки: "жили- были"... Именно так и начнем.

Итак, жили-были два друга — Валерий и Виталий. Подружились на собеседовании при поступлении в медицинский институт, так и пошли рядом курс за курсом, год за годом. Один — брюнет, другой — шатен. Один — спортсмен и другой культурой тела не пренебрегал. Один — умница и другой далеко не глуп. Ну, а мелкие расхождения во вкусах практически не мешали. Тем более, что о вкусах не спорят.

Оба друга в отличниках не ходили, но и "хвостов" не имели: учились так, чтобы наука не мешала им весело проводить студенческие годы. Которые, как известно, не повторяются. Вечеринки, походы, девушки, кино и театры, импровизированные вылазки за грибами или "на шашлыки", которые тогда — десять лет назад — были вполне по карману любому студенту. Впрочем, как и все остальные невинные радости жизни.

И вот в один прекрасный день однокурсница пригласила Валеру с Виталием ("Дубль В", как их для простоты называли окружающие) на свой день рождения. Тонко намекнув при этом, что будут очень даже интересные девушки. Возможно, она имела в виду себя. Или свою ближайшую подругу. Но судьба распорядилась иначе. Самой интересной девушкой для "Дубля В" оказалась тоже в общем-то случайная гостья — Наташа. Хорошенькая блондинка с темно-карими глазами и очень бойкая на язык. Весь вечер друзья по очереди танцевали с Наташей и только с ней, подносили ей бокалы с питьем и зажигалки — прикурить. И оба почувствовали, что к ним, наконец-то, пришла НАСТОЯЩАЯ ЛЮБОВЬ. Та, которая с первого взгляда.

Ко всему прочему, Наташа была дочерью генерала МВД. Прошу запомнить эту мелкую деталь, поскольку именно она впоследствии оказала решающее влияние на весь ход событий. Нет, "Дубль В" отнюдь не принадлежали к породе охотников за выгодными невестами: любовь пришла к ним раньше, чем информация о профессии отца любимой. К тому же, оба были москвичами, нестерпимой нужды в жилплощади не испытывали, да и родители тоже не бедствовали, а имели весь набор обеспеченных людей периода "до перестройки": квартиры, дачи, "Жигули". Но про генерала милиции все-таки не забывайте, это важно.

Разумеется, любовь к одной и той же девушке не внесла в отношения друзей дополнительной гармонии. Наоборот, скорее создала некую, пока лишь микроскопическую трещину, некое неуловимое взаимное охлаждение. Но, будучи людьми порядочными и благородными, Валерий и Виталий договорились по-хорошему: один ухаживает за Наташей по четным дням, другой — по нечетным. Право выбора всецело остается за самой дамой. Если же дама оказывалась занята другими делами, то "Дубль В" по-прежнему проводили досуг в компании друг друга. Но уже без девушек, разумеется.

Наташа же была в восторге, скрыть который даже и не пыталась. Два таких кавалера — и оба у ее ног! Один дарит букет роз, другой — коробку шоколада. Один ведет на балет, другой — на просмотр (закрытый!) зарубежного нашумевшего фильма. Оба прекрасно танцуют, с обоими можно показаться в любом обществе, не рискуя вызвать осуждение окружающих за дурной вкус. Чудо! А поскольку саму Наташу процесс обучения не слишком обременял (числилась она студенткой Института культуры), то полтора года пролетели для нее, как упоительный сон. Но ведь все хорошее когда-нибудь кончается.

К этому времени и друзья определились в будущей специальности. Валерий решил стать психиатром и подготовил себе возможность остаться при соответствующей кафедре аспирантом. Виталий выбрал хирургию, но какое-то время после института ему предстояло проработать патологоанатомом при одной из московских больниц. Твердо обозначив будущее на ниве работы, "Дубль В" решили, что пора обустроить и личную жизнь. И в один прекрасный день поставили перед дамой своих сердец вопрос, что называется, ребром: выбирай! Оба мы, дескать, парни смелые, оба хороши, тебя оба любим без памяти. Слово за тобой. Кому, мол, знак подашь, тот и сватов зашлет. А неудачник торжественно обязуется зла не таить, с собой не кончать, а оставаться преданным и верным другом молодой семьи.

Наташа попросила неделю на размышление. И выбрала Валерия. По-видимому, решила, что психиатр в повседневной жизни нужнее хирурга. Аппендициты и черепно-мозговые травмы, слава Богу, не каждый день случаются, нервишки же пошаливают куда чаще. Но, может быть, я возвожу на бедную девушку напраслину и на самом деле она любила Валерия больше, чем Виталия. Возможно. Сейчас уже трудно восстановить подлинные мотивы ее выбора.

Свадьбу готовили пышную, с размахом. Приглашенных было едва ли не полторы сотни, так что пришлось снимать банкетный зал в одном из самых тогда престижных ресторанов Москвы. Регистрировали брак во Дворце бракосочетаний имени товарища Грибоедова, кавалькада машин временно парализовала уличное движение в центре города, а свадебное платье Наташи было таким, что позеленели от зависти даже видавшие виды сотрудницы Дворца бракосочетаний. Изумительная была бы свадьба, но...

Но с самого начала возникла одна досадная мелочь. Хотя, впрочем, вряд ли можно считать "мелочью" категорический отказ ближайшего друга жениха участвовать в свадебной церемонии. "Я все понимаю,— твердил Виталий в ответ на уговоры,— но это выше моих сил. Со временем привыкну, переживу, наверное, попытаюсь тоже устроить свою личную жизнь. Но на свадьбу не приду: я не настолько благороден". И не пришел.

Впрочем, чем веселее гуляли гости, тем меньше значения имело все остальное. Шампанское и прочие напитки лились рекой, закусок было полно, ресторанный оркестр играл одну популярную мелодию за другой, и крики "горько!" звучали все громче и чаще. А когда официант внес огромную коробку с тортом, пышно перевитую лентами и украшенную живыми цветами, восторг присутствующих был неописуем. Официант поднял руку, музыка умолкла: "Просим развязать лично невесту",— возгласил официант и водрузил коробку на стол перед новобрачными.

Наташа нетерпеливо рванула хитросплетение лент и откинула крышку. По залу пронесся ее дикий вопль, и невеста рухнула на пол в глубоком обмороке. Через пару секунд в том же состоянии находилось большинство приглашенных дам и девиц, а мужчины с трудом сдерживали разные, далеко не всегда эстетичные порывы.

В КОРОБКЕ ИЗ-ПОД ТОРТА ЛЕЖАЛА АБСОЛЮТНО МЕРТВАЯ ЧЕЛОВЕЧЕСКАЯ ГОЛОВА, ГЛЯДЕВШАЯ ПЕРЕД СОБОЙ НЕВИДЯЩИМИ ГЛАЗАМИ И ИСКРИВИВШАЯ ГУБЫ В ЖУТКОЙ УСМЕШКЕ...

Но довольно нагнетать страсти. Вспомните про папу-генерала. Московская милиция была мгновенно поставлена на уши, и в считанные часы виновник, а точнее, автор такого "свадебного сюрприза", уже находился в отделении. Им оказался, как вы уже, конечно, догадались, несчастный соперник и бывший закадычный друг жениха Виталий. Он сознался, что задумал всю операцию довольно давно, тщательно отшлифовал все детали. Добыть голову в патологоанатомическом театре проблем не составило. Коробку из-под торта, ленты и цветы — тем более. А врученная ничего не подозревавшему официанту крупная денежная купюра в сочетании с подробными инструкциями позволила с блеском довести до конца задуманное. Не учел Виталий только одного: папу-генерала. На чем и погорел, схлопотав три года колонии общего режима за хулиганство.

Скоро сказка сказывается, но ведь и жизнь не стоит на месте. Через три года тихий и очень повзрослевший Виталий пришел к своим бывшим друзьям с повинной. Чистосердечно признался, что на дикий поступок его толкнула не менее дикая ревность, что он осознал, перестроился и готов, если ему дадут возможность, безупречным поведением искупить. Что старая дружба не ржавеет, а колония учит уму-разуму. Что в Наташе он видит только жену близкого друга и даже где-то младшую сестру, и уж пусть они его простят. Лишь бы они были счастливы, а уж он, чем сможет, поможет.

И Виталия простили. Наташа, по-видимому, не забыла, что он добивался ее руки ничуть не менее настойчиво, чем нынешний законный супруг. Да и какой женщине не лестно вызвать такие "африканские страсти"? Валерий тоже, по-видимому, тосковал по старому другу и готов был простить мальчишескую выходку “в состоянии аффекта”.

В общем, все утряслось. Виталий устроился хирургом в одну из поликлиник, тихо накладывал больным гипс и вправлял вывихи. Часто заходил "на огонек" к Наташе и Валерию, который к тому времени уже почти защитил диссертацию и страстно увлекался гипнозом и всем, что с ним связано. А любое увлечение требует времени, так что все чаще и чаще Виталий проводил время с одной Наташей. Развлекал ее, приносил простенькие сувениры, выслушивал рассказы о радостях и горестях. И постепенно пришел к выводу, что любимая когда-то женщина по-прежнему любима им и не слишком счастлива в семейной жизни. По некоторым Наташиным репликам и обмолвкам, по горьким вздохам и странным взглядам можно было понять, что она где-то даже сожалеет о неправильном выборе. Что психиатр в доме — это вовсе не предмет первой необходимости, а скорее ненужная роскошь. И что в муже важна не столько гениальность, сколько надежность и домовитость.

В один прекрасный день Виталий рискнул объясниться в любви и снова предложить руку и сердце. И получил согласие, хотя папа-генерал особого восторга по этому поводу не выразил. Но и возражал умеренно.

Валерий же вообще не возражал, поняв все с полуслова. Естественно, ради счастья любимой жены он готов с ней даже развестись, тем более что одновременно осчастливит этим ближайшего друга. Естественно, что он будет присутствовать на их свадьбе в том качестве, в каком они сами пожелают: хоть свидетелем, хоть гостем, хоть кем: "О чем разговор, мы же не мальчишки, а солидные люди!". Квартира Наташина ей и останется, мебель ему в родительском доме не нужна — там свою ставить некуда, а детей не нажили. Разведемся через загс, интеллигентно и культурно. Все все понимают.

Развелись. Виталий с Наташей прямо в загсе, лишь перейдя к другому столу, написали заявление о вступлении в брак. Получили обязательный месяц отсрочки и отправились — естественно, втроем!— отметить это в ресторане за бокалом вина. Интеллигентные, культурные люди. Ах, если бы все так поступали!

За две недели до свадьбы Валерий пригласил жениха и невесту на свой "авторский вечер".

-Будет сеанс черной и белой магии с ее последующим разоблачением,— объяснил он по телефону.— А если серьезно, то посмотрите, чего я добился с гипнозом. Приводите с собой, кого хотите, — чем больше народу, тем лучше. Я тоже соберу, кого смогу.

В назначенный день и час зал районного дома культуры был полон, причем половина присутствовавших знала друг друга. Валерий в черном фраке, строгий и прекрасный, творил чудеса: заставлял ассистенток ложиться на спинки двух отдельно стоящих стульев и костенеть, внушал им способности к живописи и хоровому пению, вводил добровольца из публики в состояние транса и заставлял его читать детским голосом любимые детсадовские стихи... Зал был в восторге. Но вот мэтр поднял руку и попросил тишины.

Тишина настала. Тишина становилась все ощутимее, а мэтр, не отрываясь, смотрел на сидевшую в первом ряду с женихом Наташу. Минута, другая... И вот молодая женщина встала, размеренным шагом вышла на сцену и начала естественно, непринужденно, а главное, очень быстро раздеваться.

ЧЕРЕЗ НЕСКОЛЬКО СЕКУНД НА ЯРКО ОСВЕЩЕННЫХ ПОДМОСТКАХ СТОЯЛА АБСОЛЮТНО ОБНАЖЕННАЯ ЖЕНЩИНА, ФИГУРА КОТОРОЙ, УВЫ, БЫЛА НЕ ВПОЛНЕ ИДЕАЛЬНОЙ.

Папа-генерал был в зале. Гипнотизера-психиатра прямо в черном фраке и под белы руки отправили в КПЗ и рекордно быстро впаяли те же три года, что и его сопернику в свое время. А заодно лишили права заниматься медицинской практикой. Речь ведь шла не о хулиганстве просто, а об оскорблении чести и достоинства женщины. Генеральской дочери, хотя это и не столь важно.

Если вы думаете, что свадьба Наташи с Виталием состоялась, то вы глубоко заблуждаетесь. Состоялась совсем другая свадьба и чуть позже, чем запланированная. Наташа, по-видимому, настолько устала от непредсказуемых и эксцентричных медиков, что решила выбрать в спутники жизни кого-нибудь попроще. И вскоре вышла замуж за... следователя, который то ли по иронии судьбы, то ли по чьему-то приказу вел оба дела—и хирурга, и психиатра. Наверное, у них с Наташей наметилась взаимная симпатия, плавно перетекшая в более глубокое чувство. И они скрепили это чувство свидетельством о браке, а через год — рождением сына. К великой радости папы, то есть, простите, уже дедушки-генерала. А то, что муж любимой дочери одновременно с рождением сына получил чин подполковника, конечно же, не более чем совпадение.

Валерий недавно освободился по амнистии ко дню победы из мест заключения и работает невропатологом в той же районной поликлинике, что и Виталий. "Дубль В" снова практически неразлучны, проводят вместе выходные дни и отпуска и даже иногда не чураются женского общества. Но при слове "брак" оба нервно вздрагивают, а вид милицейской формы — пусть даже и простого сержанта — ввергает их в панику. Из-за чего они уже много раз вызывали подозрение у бдительных стражей порядка. Но потом их, конечно, отпускали с богом.

Да! И шутить "Дубль В" почему-то перестали. Вообще.

Мужская ревность, любовь, месть... Трагедия, драма... Фарс?

А Наташа сейчас абсолютно счастлива.

Светлана Бестужева-Лада

Какое впечатление на вас произвел этот рассказ?
Поделитесь своим мнением о прочитанном!

Оценить эту статью:          

 
Женский журнал



Copyright © 2004-2016 WomenMagazine.ru, Связаться с нами.
размещение рекламы в интернете